20:05 

«Клетка»

Яойщица Саске/Наруто
Автор: Lkv
Название: «Клетка»
Бета: сам автор (Lkv)
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17 (общий)
Жанр: Романс, драма
Состояние: Закончен
Дисклеймер: отказ от прав
Краткое описание: Действие происходит после возвращения Саске в Коноху (то есть, за пределами манги)
От Автора: Возможное ООС персонажей.
Размещение: По этому поводу ничего не написано, поэтому, думаю, автор не обидится, если я размещу его шедевр здесь!
Читать дальше : yaoi-sasunaru.diary.ru/p195572852.htm?from=last...

URL
Комментарии
2014-02-16 в 20:05 

Яойщица Саске/Наруто
Глава 1.
- Черт! Что происходит?!
Огненный столб огня поднялся над крышами домов. Испуганно разлетелись птицы. Тут же запахло паленым, недалеко послышались взволнованные крики селян. Пара шиноби: длинноволосый брюнет со светло-сиреневыми глазами и парень, смешно подстриженный под горшок, подбежали к их командиру.
- Это они? – быстро спросил длинноволосый, - Какаши-сан, они опять нападают?
- Нет… - задумчиво проговорил шиноби, вглядываясь в дымящиеся еще крыши, - Это не они. Они на такое не способны…
- Чего же мы ждем? – спросил напарник брюнета, - Скорее – туда!
- Нет, Нейджи, Ли, – оборвал его командир, - Вы все равно ничем не сможете помочь, - он достал из кармана форменной жилетки небольшой свиток, - Оставайтесь здесь! – крикнул напоследок шиноби, прыгая на ближайшее дерево.
Мы что…Серьезно должны просто сидеть, сложа руки?! - парень вопросительно посмотрел на товарища.
Ответ был известен ему заранее.
- Не знаю как ты, Ли, а я – иду! – и брюнет устремился вперед, следом за только что скрывшимся из виду шиноби.

Прошло не больше пяти минут, прежде чем ниндзя добрались до другого конца селения, где еще недавно полыхал огонь. Внезапно за домом. Рядом с которым остановились шиноби, послышался крик... Это не мог быть крик человека – люди так не кричат, и все же было что-то знакомое для парней в этом крике.
- Наруто? – Нейджи первым узнал его голос. Он посмотрел на Ли, словно сомневаясь в своей догадке и ожидая ответа. Тот, не колеблясь ни минуты прыгнул на крышу дома по направлении звука и … замер.
- Ли! – окликнул его Хьюга, но он не шелохнулся. Тогда Нейджи прыгнул к нему и потряс напарника за плече. Ли продолжал стоять, замерев, и непрерывно глядел куда-то вниз. Нейджи посмотрел туда и…
«Наруто?»
Светлые волосы.
Знакомый оранжевый костюм.
«Нет…»
Капли крови падают с когтей.
«Это…»
Красные глаза.
Выжженная земля кругом.
…и ярко-красная чакра.
«Это просто не может быть Наруто!»
И все-таки это был он.
Парень, с которым прошло их детство.
«Кто он теперь? Убийца? Это все сделал он?!»
«Не верю…»
Нейжди рванулся к Узумаки, который тут же повернул голову в его с Ли сторону, как будто учуяв их.
- Стой там! – услышали парни знакомый голос.
Это был Какаши. Он сидел напротив Наруто и тяжело дышал. Рукой он сжимал плече (Ранен?), шаринган был активирован.
- Какаши-сан, что с вами? – Закричал ему Ли.
- Молчи!.. – Хатаке все никак не мог отдышаться, - Молчи, иначе он увидит в вас угрозу…
- Что? – Ли все никак не понимал.
- Тише, - прошептал ему Нейджи, - Он говорит о Наруто.
- Я говорил вам оставаться там, - Какаши поднял перед собой знакомый уже парням свиток и закрыл глаза для концентрации чакры. Только сейчас Нейжди заметил на нем отличительные знаки, характерные для запечатывающих свитков. «Значит, Какаши-сан, вы знали и раньше? Вы знали, что это могло случится с ним?...»
Хатаке был уже почти готов к атаке, как вдруг, неожиданно Наруто снова закричал. Красная чакра, что окружала его, словно реагируя на голос хозяина, стала концентрироваться у него в руке, подобно рассенгану. Ее сгустки иногда падали на землю, шипя, будто змеи. Было чувство, что вовсе не чакрой был окружен Узумаки в этот момент, а какой-то кислотой.
Шиноби не стали больше ждать. Они спрыгнули к Какаши, готовые помочь в любую минуту. Но тут сзади раздался голос:
- Оставьте это мне.
Ребята оглянулись: сзади, скрестив руки на груди, стоял Учиха Саске.
- Саске? – Какаши тоже был удивлен, - Как ты здесь оказался?
Брюнет не ответил ему. Темные глаза внимательно глядели на Наруто, как глядят на заклятого врага, уничтожить которого – главная задача. Саске уверенно пошел вперед, не обращая на присутствующих ни малейшего внимания.
- Саске… - голос Ли.
- Отходим! – отдал приказ Какаши.
- Но…
- Я оставляю это на Саске, как он и хотел.
И тут Наруто ударил. Рассенган, подкрепленный невероятной силой, полетел в Учиху, раскурочивая по пути землю. Но Саске не замедлил шаг. Когда джуцу Наруто максимально приблизилось к нему, он одним движеньем руки выхватил катану из ножен и разрубил его. Чуть позже, когда пыль после удара улеглась, шиноби, которые наблюдали за схваткой с крыши одного из домов, заметили электрические разряды, срывающиеся с лезвия меча.
- Он перевел всю мощь Чидори в катану? – восхищенно воскликнул Ли.
- Что он собирается делать дальше?... – сосредоточенно глядя вниз, прошептал Какаши.
Расстояние между ними сократилось еще на несколько метров, но Саске даже и не думал атаковать. Подойдя к Наруто настолько близко, что их стала разделять лишь пара шагов, он убрал катану.
«Безумец…» - крутилось в голове у Нейджи.
Узумаки, ощутив присутствие Учихи, затих, но красная чакра окутывала его тело как и раньше.
- Наруто… - прошептал Саске, осторожно касаясь рукой его щеки. Чакра тут же обожгла пальцы но, казалось, брюнет даже не обратил внимания.
- Это я - Саске… Наруто, ты узнаешь меня?... – тихо говорил он неожиданно ласковым и нежным голосом.
- Какаши-сан! – окликнул Нейджи Хатаке, - Может вы все же объясните нам, что здесь происходит?
Какаши нахмурился, не отрывая взгляда от Наруто с Саске.
- Вы что-нибудь слышали о Девятихвостом?
- Демон, который напал на деревню больше пятнадцати лет назад?
Шиноби кивнул:
- Если кратко, а на долгую историю у нас сейчас просто нет времени, то его не уничтожили тогда, как вы думали все это время. Его запечатали в Наруто.
- Что?!
«Значит, все это время Наруто был…»
- Сейчас, когда печать ослабла, Кьюби легче вырваться на свободу. Одной только воли джинчурики не хватит, чтобы удержать его.
- Опомнитесь! – закричал, перебивая его, вдруг Нейджи, - Вы говорите о самом сильном демоне, когда-либо существовавшим в истории человечества! И он может вырваться в любую минуту!!! Так какого черта делает Саске?! Он ТАК пытается его остановить?!
Какаши снова посмотрел вниз.
- Я думаю, он единственный, кто сможет остановить его. И так же я думаю, что это есть наилучший способ.
- Но… - Нейджи тоже посмотрел вниз.
Саске с Наруто все так же стояли напротив друг друга. Ничего не изменилось? Нет… Глаз Наруто – они снова голубые. Прошло еще немного, и покров, что покрывал Узумаки, исчез. Исчезли и когти на руках, а полоски на лице прияли свой обычный вид. Наруто тряхнул головой, будто бы пробуждаясь после долгого сна, и огляделся. В конце концов его взгялд остановился на брюнете.

URL
2014-02-16 в 20:06 

Яойщица Саске/Наруто
- Саске? – не то вопросительно, не то утвердительно пробормотал он и, качнувшись, упал прямо на руки Учихи. Тот устало опустился на колени, бережно обнимая друга.
Спрыгнув на землю, Какаши подошел к нему.
- Саске… - Учиха поднял на него красные глаза. Хатаке невольно отшатнулся.
- Так вот как ты… - медленно проговорил он, задумчиво вглядываясь в кровавую бездну шарингана.

* * *
- Когда, шестнадцать лет назад, Девятихвостый появился в нашем мире и напал на Коноху, Четвертый оказался единственным, кто смог остановить его. Но, не смотря даже на то, что ценою этому стала его жизнь, уничтожить Девятихвостого полностью не получилось. Не людям бороться против легендарного демона, не людям его уничтожить… Однако сейчас, когда мы оказались в подобной ситуации, я, как Хокаге, должна принять меры. Но я не считаю уничтожение джинчурики единственным выходом. Напротив, я уверена, что это может обернуться трагедией для всех нас. Все то время, пока Кьюби был запечатан в Наруто мы хотя бы знали точно, что он не нападет со стороны. Другими словами он был под нашем контролем, и новых стихийных бедствий не предвиделось…
- Вы забываете, Хокаге-сама, о ком говорите. Как вы и сами упомянули, Девятихвостый – легендарный демон, уничтожить которого не является возможным для человека. И этот демон все время был в вашей деревни. Теперь он пытается вырваться. И что же вы намерены делать? Приручить его?
Хокаге улыбнулась.
- Вообще-то… Да. Именно на это я и рассчитываю, - игнорируя шокированные взгляды со стороны Дайме, она продолжила, - Думаю, всем вам знакомы слухи о том, что никто иной как Учиха Мадара виновен в нападении Девятихвостого на деревню? И, если верить им, то он починил Кьюби своей воли при помощи шарингана.
- Это все сказки – фыркнул один из представителей.
- Может быть.. – протянула Пятая, - Но, знаете ли, за последнее время Девятихвостый уже три раза пытался вырваться через печать. И все эти три раза ему мешал Учиха Саске, - она помолчала немного, словно давая возможность посетителям осмыслить сказанное ею, - Думаю, не стоит пояснять, как именно он это делал. Так же я хочу сделать акцент на то, что прочие методы против Кьюби, действенные ранее, сейчас не приносят совершенно никаких результатов. Если бы тогда Саске не вернулся в Коноху и не остановил его…деревни уже не было бы... Так что, не смотря на то, что печать Четвертого ослабла, Девятихвостого есть кому остановить. Я бы даже сказала, что теперь Учиха – клетка для этого демона.

* * *
- Саске!
Парень обернулся.
- Какаши? – казалось, он был удивлен. Или просто за столько лет отвык от разговоров со своим наставником?
- Задержись ненадолго, нам надо поговорить, - джоунин подошел к нему, - …о Наруто.
В глазах брюнета промелькнула тревога. Или… Какаши это снова лишь показалось?
Они молча идут рядом, плутая между узкими улицами Конохи. Солнце уже почти село, и от этого небо приобрело необыкновенно-красный цвет, словно огромный костер, потухая, бросил свои последние краски в наступающие сумерки и оставил на небо свой след. Хатаке не пытался начать разговора. За все то время, что прошло с момента возвращения Саске, он так и не смог понять, за чем же тот вернулся. И, хотя ответ так и просился в руки, Какаши был просто обязан удостовериться в своей догадке. Он смотрит на брюнета, но так и не говорит ни слова. Наконец Саске не выдерживает.
- О чем вы хотели поговорить? О Наруто?
- Да… - Хатаке кивает, - Но сначала, Саске, я хочу предупредить тебя. Эта конфиденциальная информация, и никого, кроме нас не касается.
Саске не смотрит на него, будто и вовсе не слушая.
- Вы могли бы и не говорить этого. Можно подумать, мне есть кому рассказать… - он чуть заметно усмехается.
- Я прошу тебя не рассказывать об этом Наруто также.
- Я понял, - после секундной задержки.
- Тогда… Слушай внимательно. Я даю тебе задание. И цель его заключается в том, что ты будешь следить за Узумаки.
Саске останавливается. Не понимает? Нет… все уже понял.
- Понятно… - идет дальше, - Вы хотите, чтобы я всегда был рядом, в случае, если произошедшее на сегодняшней миссии повторится, я смог остановить его.
- …Лучше, что бы до такого вообще не дошло, Саске.
- К сожалению, это мне не подвластно. Я не могу полностью контролировать его.
- Ты говоришь сейчас о Девятихвостом или о Наруто? – Какаши смотрит ему в глаза, улыбаясь через маску.
- Девятихвостого, - ответ уже известен заранее.
Джоунин кивает:
- Вот именно. Ты можешь остановить Кьюби при помощи Шарингана, а я прошу тебя остановить Наруто при помощи вашей дружбы, как бы глупо это ни прозвучало. Потому что твое влияние на Узумаки гораздо сильнее гипнотической силы Девятихвостого. И, чтобы ты знал, Кьюби выбирает время, когда воля Наруто слабее, чем обычно для своих попыток вырваться. То есть, когда Наруто потерян или взволнован, печать Четвертого слабеет, поскольку она непосредственно связана с носителем и со всеми его чувствами и эмоциями. Теперь ты понимаешь, чего я хочу? Ты должен поддержать Наруто каким угодно образом, как только заметишь, что ему стало хуже. Это и есть основная цель твоей миссии.
Саске ухмыляется, смотрит себе под ноги.
- Быть может, вам стоить отправить на это задание кого-то, кто действительно умеет поддерживать людей «каким угодно способом». Сакуру, например?

URL
2014-02-16 в 20:06 

Яойщица Саске/Наруто
Хатаке вздыхает
- Точно… Ты ведь ничего не знаешь.
- Не знаю что?
Учитель хмурится и кивает в сторону скамейки.
- Садись, я расскажу тебе.
Саске не охотно садится.
- И что же вы собираетесь мне рассказать?
- То, что ты никогда бы не узнал и что, наверное, не знает больше никто. Секрет Наруто.

* * *
Сегодня шел дождь, не останавливаясь, прямо с утра. К обеду он все же заметно утих и теперь лишь редкие капли со звоном падали на стекла окон. Наруто перевернулся на спину и бездумно уставился в потолок. Похоже, заснуть так и не получится. «Чертов дождь…» - отстраненно подумал блондин, разглядывая посеревшую побелку на потолке, - «Я и так уже какую ночь не сплю, а тут еще… Черт!» - он перекатился на живот и обхватил руками подушку. Еще пара капель со стуком упала на карниз. Почему это так раздражает? Хочется вскочить и раскрушить все кругом… Из-за чего? Из-за простого дождя?!
Последнее время подобные срывы все чаще и чаще случались с Наруто. И вот уже три раза это они закончились трансформацией в Кьюби. Узумаки снова перевернулся на спину и задумался. Если верить Джирайе - печать слабеет. Это он понял еще во время их трехлетнего путешествия, когда Девятихвостый так же почти смог вырваться из него. Но, если раньше Кьюби удавалось завладеть его разумом только в действительно опасных ситуациях: когда ему была нужна неимоверная мощь чакры демона для защиты, или же, когда он испытывал сильное эмоциональное потрясение, то теперь причиной этому мог послужить, если не дождь, то очередное задание класса «В» и встреча с рядовым противником.
И сегодня… Опять это чувство тревоги, что не дает ему заснуть по ночам: будто должно произойти что-то ужасное, способное уничтожить всех дорогих ему людей.
Дорогих ему людей?...
В глазах блондина промелькнула печаль.
Дорогих ему людей…
Даже теперь, когда, казалось бы, все их несчастья остались в прошлом, он просто не мог думать о нем, как о любом другом человеке. И, если уж быть до конца честным хотя бы с самим собой, со времени возвращение в деревню его лучшего друга все стало сложнее.
Сложнее…Это слово он всегда слышал от взрослых. Когда он спрашивал у Ируки-сенсея, почему окружающие так относятся к нему, когда просил у Цунаде миссию, способную приблизить его к Саске, ответ всегда был один: «Это сложно. Слишком сложно, тебе не понять… Это сложно объяснить…слишком сложно». И вот теперь, пытаясь осмыслить их с Саске отношения, он пришел к выводу, что они «слишком сложны». Наруто улыбнулся своим мыслям: «Вот ты и стал взрослым, да?»
И все-таки, отбросив в сторону все глупые предубеждения и ненужные мысли, он все равно не мог понять, что их связывало с Саске. Дружба? Соперничество? Вражда?
Учиха вернулся совсем недавно. Как раз в тот день, когда Девятихвостый, впервые за многое время, оказался так близок к свободе. Наруто до сих пор помнит этот голос, заставляющий очнуться от забытья, эти руки, нежно обхватывающие его шею. Это было впервые, когда Саске сам обнял его. И это повторилось еще два раза… Последний – на миссии, что была позавчера. С тех пор Наруто не видел его.
«Что с ним? Будто сквозь землю провалился… И Цунаде-но-бачан, словно специально, не дает миссий, где я бы смог встретиться с ним», - Наруто нахмурился, ощущая, как при воспоминаниях о Саске волнение в груди растет.
«Чертов Лис! Это все он, без сомнения!» - оскаленная морда зверя тут же встала у него перед глазами. Сознание помутилось, и Наруто уже не мог понять, где он находится: у себя в комнате, или напротив огромной клетки, в глубине своего подсознания. Он уже знал, что будет дальше…Желтые глаза монстра, алая чакра, поглощающая тело и беспросветная тьма…
- Наруто, - парень открыл глаза.
«Саске?»
Конечно, это был он. Потому что его голос Наруто мог узнать при любых обстоятельствах. Блондин сел на кровати и посмотрел на гостя. «А как он зашел? Вроде бы, дверь закрыта», - скорее для проформы подумал Узумаки. Брюнет, не торопясь, не отрывая взгляда от Наруто, обошел кровать и встал у изголовья.
- У тебя тихий час? – на губах уже знакомая усмешка. Только с тех пор, как Саске вернулся, еще ни азу Узумаки не подумал обидеться на нее или вспылить. Он вырос? Он стал лучше понимать своего друга?
- Нет…просто ночью не мог заснуть, - он даже выдавил из себя беззаботную улыбку.
«Можно подумать, Саске так легко обмануть…»
- Судя по мешкам под глазами, ты не спал не только сегодняшнюю ночь, - Учиха пристально посмотрел на него
- Уже…три месяца, - почему-то шепотом, заворожено глядя в глаза брюнета, ответил Наруто.
- Понятно, - Саске первым, впрочем, как и всегда, отвел глаза и отвернулся к окну, - Не можешь расслабиться, да? – он облокотился на подоконник.
- Да…наверное… - Узумаки был удивлен таким вниманием к себе брюнета. Конечно, они говорили с тех пор, как Учиха вернулся в деревню, но все эти разговоры заводил всегда один только Наруто, и быстро обрывал Саске. Казалось, он не хотел пускать блондина в свою жизнь снова. Казалось, он был совсем чужой. Но сегодня – все по другому… он пришел сам. Он говорит с ним, почти как и раньше. Может ли Наруто надеется, что все их счастье, потерянное в детстве, снова вернется к ним?
Он бросил взгляд на брюнета: тот стоял, облокотившись на подоконник, и смотрел на улицу, полностью погруженный в свои мысли. Наруто отвернулся – «Вряд ли он еще что-то скажет» - и закрыл глаза, снова пытаясь заснуть, хоть ненадолго. Но стоило ему лишь закрыть глаза, волна тревоги тут же охватывала его сердце. И так было всякий раз, когда он пытался расслабиться. Внезапно Наруто вспомнился Гаара. «Ведь, если я не ошибаюсь, все то время, что он был носителем Шукаку, он не мог спать. Что же…Лис решил пойти по стопам своего сородича, да? Отличный способ испортить мне жизнь, ничего не скажешь…»И тут разум захватило какое-то непонятное чувство, сравнимое разве что с действием наркотика: чувство потребности, жажды… чувство, которое невозможно описать. Наруто слегка застонал, забыв на минуту даже о присутствие в комнате Саске. Неожиданно на его голову легла чья-то рука.
- Наруто… - услышал он шепот брюнета, и чужие пальцы коснулись смуглой щеки, обжигая кожу своим теплом, - Успокойся, - снова шепот, - Расслабься…
- Саске? – Наруто даже не открывает глаза: он ведь всегда узнает этот голос, не так ли? А еще…. если он откроет их, может случиться так, что все исчезнет...
Руки Учихи скользят по его телу, убеждая в реальности и заставляя дрожать от ласки, словно от холода.
- Наруто, - снова шепчет брюнет, и его дыхание обжигает Узумаки лицо. Еще мгновение – и Наруто чувствует прикосновение его губ на своей коже.
- Саске… - он открывает глаза, - Саске, что ты делаешь?
В ответ Учиха молча смотрит на него, и Наруто кажется, что он тает под этим взглядом. «Не думал, что твои глаза могут быть настолько теплыми…Саске… Но, что происходит сейчас? Что это?»
- Если тебе хорошо, то не все ли равно, что я делаю? – брюнет хватает его за руки и тянет на себя, заставляя сесть.
Наруто ничего не успевает сделать, как руки Саске обнимают его, навевая воспоминания о том дне, когда Учиха вернулся, и когда Девятихвостый захватил разум Узумаки. Брюнет снова целует его, на этот раз в шею, а его руки проскальзывают парню под одежду. Поласкав немного живот и спину блондина, Саске расстегивает и снимает куртку, затем стягивает с юноши футболку. Наруто уже не сопротивляется ему, хотя все еще остаются сомнения: правильно ли то, что сейчас происходит? Брюнет толкает Узумаки обратно на спину, и , прижав его руки к кровати, покрывает поцелуями обнаженную грудь и плечи парня. Блондин шумно вздыхает от его прикосновений, чувствуя разливающееся возбуждение внизу живота. Не прекращая ласк, Саске спускается все ниже и ниже по животу Узумаки, и щелкает замком молнии на его штанах. «Черт, что он собирается делать?» - мелькает в голове Наруто, но Саске не дает ему ни секунды на размышление. Стащив до колен его брюки вместе с бельем, он обхватывает ртом эрекцию блондина. Наруто закусывает губу, пытаясь сдержать стон на движения Саске, и сжимает руками одеяло на кровати. От возбуждения его сознание затуманивается, и уже не существует ничего кроме этих теплых и мягких губ, дарящих невероятное наслаждение. И имя брюнета само, против воли, срывается у него вместе со стоном. Услышав это, Учиха ласкает Наруто еще быстрее, свободной рукой поглаживая его ягодицы.
- Саске…Саске… - шепчет Наруто, словно в бреду, выгибая спину от наслаждения. Брюнет снова ускоряется, и Узумаки зажмуривает глаза, чувствуя накатившую волну оргазма. Он хочет кричать от удовольствия, но только хриплый стон вырывается у него из груди. Еще несколько минут он просто не может отдышаться, а пульс бешено стучит в висках. Приподымаясь на локтях, Наруто смотрит на Саске. Тот вытирает ладонью рот, заставляя блондина густо покраснеть и, закрыв глаза, упасть обратно на подушку. «Черт, как он мог делать такое? Это же…неприятно…» - Узумаки краснеет еще сильнее, вспоминая произошедшее минуту назад и казавшееся теперь ему таким пошлым.
«Лучше не смотреть», - он крепко зажмуривается.
Слышатся шаги Саске: он подходит и, поравнявшись с изголовьем кровати, садится рядом. Наруто чувствует его объятья и легкий поцелуй в лоб. Но Учиха ничего е говорит, заставляя блондина волноваться все сильнее.
«Почему я молчу? Теперь-то почему я молчу? Что со мной?...»
Брюнет, не торопясь, размыкает руки и тихо встает с постели. Наруто слышит удаляющиеся шаги – «Он уходит?» – и открывает глаза, желая остановить его, но видит только тусклые серые стены пустой комнаты. Все тот же редкий, надоедливый дождь за окном – ничего не изменилось…
«Но что это?... Что это было?!»

URL
2014-02-16 в 20:07 

Яойщица Саске/Наруто
Глава 2.
- Как обманчива природа! Нет, вы только посмотрите… Еще вчера вечером моросил дождь, а сегодня солнце светит прямо с утра! Кошмар!
- Ну почему же... Солнце – это не так уж и плохо, правда, Шикамару?
- Да я и не говорила, что резкая перемена погоды мне не нравится! Я другое имела в виду…
- Но ты же сказал «кошмар»…?
- Я…
- Ну…
- Я… - Ино обессилено опустилась на стул и закатила глаза, - Я не могу с ним говорить…
- Почему же это? – обиженно поинтересовался Чоуджи, смачно хрустя неизменными чипсами.
- Перестаньте, вы оба… - лениво протянул Шикамару, - Несете какую-то ерунду про погоду, про солнце, про дождь. Удивляетесь чему-то…можно подумать, произошло невиданное чудо.
- Да… - облокотившись на стол, сказала коноичи, - Ты совсем не умеешь ценить простые радости жизни.
Шиноби нехотя поднялся из-за стола
- Я бы… я бы, конечно, с удовольствием изобразил на лице неизбывную радость по поводу утреннего солнца после дождя, Если бы от этого была хоть какая-то польза.
- Это же надо быть таким… - блондинка удивленно посмотрела вслед Нара, а потом перевела все свое внимание на Чоуджи, - …пофигистом.
Тот окликнул удаляющегося шиноби:
- Подожди, Шикамару! Ты куда, на миссию? Без нас?
- Ага, - Нара помахал на прощание рукой, даже не оборачиваясь, - Очень секретную и опасную… Разбудить и доставить к Хокаге Узумаки Наруто.

Но, вопреки всем догадкам главного стратега Конохи, вышеупомянутый Наруто вовсе не спал. Когда Шикамару постучал в дверь, Узумаки открыл сразу же и даже попытался изобразить некое подобие улыбки на лице в знак приветствия незваного гостя.
- Я по делу, - коротко бросил Нара, протискиваясь между хозяином и дверью в комнату.
«Что ж, надо признать, такого бардака я еще не видел», - тоскливо подумал парень, оглядывая хлам в квартире блондина. Но Наруто, видимо, не волновали всякие мелочи, вроде смятой кровати или кучи пустых коробок от рамена под ней. Да и весь вид Узумаки внушал тоску куда большую, чем непорядок в его доме. Под глазами блондина были темные круги от бессонницы, а сам парень похудел килограмма на четыре точно.
- Ты вообще на улице когда последний раз был? – счел долгом поинтересоваться Шикамару, скептически оглядывая давнего друга.
- А… Да три дня назад вообще-то, - Наруто в задумчивости почесал голову.
- То есть, когда ходил на последнюю миссию, - подытожил Нара, - Что ж, радуйся - сегодня тебе повезет выбраться отсюда снова. Задание класса С - Цунаде – вперед!

* * *
Цунаде откинулась на кресло Хокаге и потянулась:
- Ну что, Какаши? – она выразительно посмотрела на стоящего сбоку ее стола джоунина, - Иди за ним.
Сероволосый шиноби кивнул, повернувшись к окну. Однако, в последний момент он остановился.
- Хокаге-сама…
Цунаде нахмурилась.
- Если ты опять пытаешься завести разговор о Наруто и Девятихвостом, то я уже все сказала. И повторять не собираюсь.
Хатаке все равно не двинулся с места.
- Отправлять его сейчас на миссию такого ранга – это опасно…
- Но на миссию класса D он вряд ли согласиться, - Пятая раздраженно передернула плечами, - К тому же, мы его не одного отправляем туда.
- И это тоже меня беспокоит…
- Заставить Саске следить за ним, было твоей идеей! – Цунаде сделала ударение на слово «твоей».
- Но я бы хотел, чтобы они оставались в Конохе, - джоунин подошел к столу Пятой, - В деревне все-таки безопаснее, чем на задание.
- И что ты хочешь этим сказать? Я не могу заставить его безвылазно сидеть дома, - голос Хокаге повысился, - К тому же я должна думать в первую очередь о безопасности жителей деревни! – и в глазах Цунаде отразилась вина за сказанные только что ею слова.
- Хокаге-сама, вы… - Какаши был поражен, - Вы отправляете его на миссию только для того, чтобы обезопасить деревню от Девятихвостого?
Пятая как-то устало вздохнула.
- Да… - она взяла в руки один из свитков со стола и начала бездумно вертеть его в руках, - Наверное, это неправильно… Но, я ничего не могу сделать. Ничего не могу сделать с демоном внутри него.
- Понятно, - шиноби задумчиво покачал головой, - И надолго вы собираетесь изолировать его от деревни?
- Нет, - она улыбнулась, - Ненадолго…Дня три-четыре, не больше. Как раз в это время в Стране Огня пройдет совещание по поводу Узумаки Наруто как джинчурики, на котором я попытаюсь отстоять его права. Но, пока, по закону, его нужно изолировать от деревни. Или посадить под стражу, - на этих словах она зло бросила свиток обратно на стол, - Или убрать за пределы селения.
- Мда… - Какаши посмотрел в сторону, - Как у них все просто…
- А давать советы всегда просто, когда проблема не касается тебя лично… ровно как и принимать решения…
- Верно.
- Но, я обязательно отстаю его, Какаши, можешь не сомневаться, - ободряюще улыбнувшись, как умела она одна, Цунаде посмотрела на Хатаке уверенным взглядом и кивнула ему в сторону двери, - А теперь иди и приведи сюда этого Саске. Да, и объясни ему все по дороге…

* * *
На часах в номере было ровно десять. Сумерки же давно заволокли небо, ночь вступила в свои права. Наруто поежился: в приоткрытое окно дул холодные ветер. Бросив на ходу дорожную сумку на кровать, он подошел к нему и хлопнул ставнями. «Сегодня должно быть полнолуние…» - он посмотрел на полностью темное, без единой звезды, ночное небо, - «Кажется, погода снова портится». Перебравшись на кровать, Наруто принялся разбирать вещевой мешок. Внезапно что-то холодное и гладкое на ощупь попалось ему под руку. Он вынул неизвестный предмет из сумки, но в темноте почти не смог ничего разглядеть. «Что еж это могло бы быть?» - в задумчивости Узумаки провел ладонью по гладкой поверхности. Пальцы коснулись царапины… Повел рукой еще немного в сторону – знакомый рельеф символа Конохи. «Это же та самая…бандана Саске!»
Скрипнула дверь, и из коридора в комнату упала желтая полоска света. Наруто вздрогнул и спрятал бандану обратно в сумку.
- Почему ты сидишь в темноте? – его голос был удивлен. Послышался щелчок выключателя, и Наруто зажмурился от внезапного ярого света, заполнившего комнату.
«Как странно… Я даже и не заметил, что все это время был под темнотой», - он бросил взгляд на брюнета, все еще стоявшего в дверях.
- Саске…
Учиха, скользнув безразличным взглядом по Наруто, подошел к своей кровати и принялся что-то искать в сумке.
С самого начала миссии в воздухе между ними висело какое-то непонятное напряжение. Какого не было даже после возвращения Саске. И, если раньше Наруто всякий раз, когда они были вместе, пытался как-то разговорить своего молчаливого друга, то теперь он не мог даже поддержать разговор. После недавнего события, ему даже просто смотреть в глаза брюнета казалось нереальным. А тот не пытался объяснить ничего из того, что он сделал, ограничиваясь только короткими служебными фразами.
И сейчас все было так же, как и утром: холодное лицо Саске, ничего не выражающие черные глаза. «Как глупо, как глупо все это….» - рука Наруто сама потянулась в сумку и схватила бандану. Брюнет бросил взгляд на знакомую повязку в руках Узумаки, которую тот только что достал.
«Да. Смотри, Саске…Смотри».
Чуть позже, засыпая уже в постели, Наруто попытался объяснить самому себе, зачем он сделал это. Зачем показал Саске его бандану, которую хранил долгие годы и которую так и не смог вернуть Учихе даже после его возвращения. Что это было? Желание, чтобы Саске наконец заметил его? Предлог для разговора? Да, может быть. Но только в тот момент, когда он открыто показал бандану брюнету, он не думал ничего подобного. И, где-то глубоко в душе, Узумаки знал, что именно в тот момент его единственным желанием было сделать Саске больно.
- Это моя бандана, - спокойно, как-то буднично произнес Учиха.
- А… Да, - Наруто задумчиво повернул е в руках, - Твоя…
- Где ты ее взял? – все так же хладнокровно поинтересовался брюнет, разглядывая лицо Узумаки.
- Она… была у меня все это время, - тяжело, словно признаваясь в преступление, ответил блондин.
- У тебя, да? – задумчиво повторил Саске, будто бы не веря ему.
- Я… я хотел вернуть ее тебе, когда ты снова станешь шиноби Листа, - Наруто и сам не понял, как эти слова сорвались с его губ.
Учиха удивленно вскинул голову:
- Вернуть?... – спросил он, и голос его в этот момент был настолько нежен, как будто от ответа Наруто зависело все его счастье, в которое он прежде не осмелился бы поверить. И кода Узумаки, пораженный этой теплотой его слов, взглянул брюнету в глаза, он увидел в них прежнего Саске, пускай и сильно изменившегося за последние три года, но, все равно, родного. А ведь это была слабость: видеть в ком-то дорого тебе человека, показывать свои истинные чувства ему. Поэтому секунду спустя Учиха взял себя в руки и встал с кровати, отворачиваясь от блондина.
- Вернуть? Зачем? – повторил он вопрос, но уже жестко, как того и требовали «правила», - Мне уже выдали новую, Наруто, не стоило волноваться.
Было видно, как он был зол на себя за эту слабость.
«Саске… Ты так…не свободен от всех этих глупых убеждений и клятв… Разве не кончилось все три месяца назад? Разве твой долго не исполнен?» - Наруто грустно посмотрел на спину друга.
- Самое время начать новую жизнь, - он даже не заметил, как сказал это вслух.
Брюнет замер на мгновение.
- Лучше ложись спать, Наруто, - холодно, словно отдавая приказ, ответил он.

* * *
Это утро было самое обыкновенное. Наруто проснулся от лучей солнца, бьющих ему прямо в глаза. Он оглядел комнату, щурясь от непривычно-яркого утреннего света, и понял, что был один. Постель Саске оказалась уже убрана: видимо, он был в ванной. Узумаки всласть потянулся и встал с кровати. «Вчера вечером было так холодно, а теперь…»
- Красота! – Наруто высказал эту мысль вслух и подошел к окну, залитому солнцем.
За стеной, в ванной послышался всплеск воды. Похоже, Саске и вправду был там. Наруто вспомнил их недавний разговор, в котором, неожиданно для себя, он открыл правду. Учиха вовсе не такой, каким хочет, чтобы его видели окружающие, - «Он другой…Я уверен» - и теперь есть несколько дней, для того, чтобы вернуть того прежнего Саске, которого Наруто так и не увидел ни разу за эти три месяца.

URL
2014-02-16 в 20:07 

Яойщица Саске/Наруто
Улыбнувшись своим мыслям, блондин выглянул в окно, и внизу, под окнами, заметил какого-то незнакомого мальчишку, глядевшего на него. Это был самый обыкновенный парень, каких нередко можно было встретить во многих деревнях. На нем была самая обыкновенная одежда, самая обыкновенная обувь, а в руках – самая обыкновенная игрушка. Быть может, только зеленая полосатая панама на голове, абсолютно не вписывающаяся в его облик, могла хоть чем-то выделить его из толпы. Но тем, что удивило Наруто в мальчишке - были его глаза. Они словно звали Узумаки за собой, словно просили о чем-то.
- Эй! – позвал малыша блондин, - Эй, что ты там делаешь?
Тот ничего не ответил ему, лишь сильнее прижал игрушку к груди и сделал шаг назад, продолжая при этом просить Наруто о чем-то одними глазами.
- Эй! Я спросил, что ты здесь делаешь? – закричал Узумаки снова.
«Может, он просто не понимает?»
Парень, бросив на Наруто последний взгляд, развернулся и, неожиданно быстро для своих лет, побежал в сторону леса.
- Куда ты? – мальчик даже не обернулся, - Черт… - Наруто спрыгнул вниз и рванул вслед за парнем.
Он и сам толком не знал, зачем бросился догонять его. В конце концов, это же просто мальчик – возможно, житель этой деревни. Наверное, он не потеряется в лесу, и ему не нужна помощь Узумаки. Но все-таки Наруто продолжал бежать за ним, ни на миг не останавливаясь. Парень резко свернул за курган, выросший на пути – блондин бросился следом. Вдруг ему в голову пришла мысль: «Это просто ловушка», - и секунду спустя он остановился, увидев перед собой замеревшую фигуру мальчика. Вокруг, хотя еще совсем недавно они бежали по светлому лесу, стояли темные, массивные деревья, кроны которых полностью закрывали солнце. Было прохладно и сыро, а воздухе пахло паленым.
Малыш опять молча смотрел на него, как это было под окнами гостиницы, но теперь его взгляд не был испуганным или жалостливым, это даже не мог быть взгляд человека, но где-то Наруто уже видел эти глаза…
- Ты… - он не договорил. Огромный взрыв раздался позади. Блондин обернулся. Оказалось, они стояли совсем близко от выхода из леса, так, что можно было увидеть дома в деревни… Они горели… Пожар уже захватил больше половины селянских домов, и вокруг слышались испуганные крики людей. И тут снова раздался взрыв. Узумаки показалось, что его голова сейчас лопнет от этого грохота. Он попытался сфокусировать взгляд на деревни, но дым, переносимый ветром в их сторону, застилал газа и мешал сосредоточиться. Когда же воздух стал чище, и Наруто смог разглядеть хотя бы силуэты зданий, он онемел: на месте, где минуту назад стояла гостиница, теперь была лишь выжженная земля и обугленные обломки вокруг.
- Саске!... – собственный голос зазвенел у Узумаки в ушах.
- Саске! Саске! Саске! – зачем он так кричал? Стоя в нескольких десятках метров от произошедшего взрыва как он пытался докричаться до друга? Да что с ним было вообще? Поверить, что Учиха погибнет от какого-то жалкого взрыва? И все-таки, именно в тот момент, Наруто знал точно – Саске мертв. Он чувствовал это….Чувствовал, что кого-то важного больше нет в его жизни. Узумаки, опустив голову, упал на колени и сгреб пыльную землю рядом с собой.
Вдруг…он почувствовал невыносимый жар за спиной. Наруто медленно, очень медленно обернулся и встретился взглядом с огромными желтыми глазами…
- Ты…
Перед ним, обнажив белоснежные клыки, стоял Девятихвостый Демон-Лис.

- Понятно… Значит, это был ты… - печально, словно никогда раньше и не сомневаясь в том, что рано или поздно это должно было случиться, произнес Наруто. Оскаленная морда демона опустилась ниже к земле, смиряя блондина яростным взглядом.
«Нет…Ублюдок, сейчас моя очередь злиться…» - Узумаки сжал руки в кулаки. Теперь ясно: тот мальчик был только приманкой. Девятихвостый всего лишь пытался выманить его из селения. Но зачем? Почему не уничтожил вместе со всеми? Хотел, чтобы он мучился, осознавая смерть самого близкого человека? Наруто почувствовал как по щекам потекли слезы. Кьюби был прямо перед ним, теперь окончательно свободный. Как он оказался здесь, как смог разрушить печать, почему Узумаки не замечал ничего все это время – это было уже не важно. Как и огонь, полыхающий вокруг, как и собственная смерть Наруто, потому что Девятихвотый ни за что не оставит в живых своего ненавистного носителя. Наруто не хотел и не собирался бороться за свою жизнь, но смерть лучшего друга заставляла его это делать. Ему было безразлично, что будет дальше, но Девятихвостый должен был быть убит. Не потому, что он опасен. Не потому, что может разрушить целый мир. Не потому, что он демон. Но потому, что он отнял смысл его жизни…Он отнял Саске.
И Наруто рванулся вперед, образовывая рассенган в руке, уже без участия клона. Девятихвостый даже не шевельнулся. Конечно, что это могло значить для него?... Узумаки выставил вперед руку со светящимся энергетическим шаром. Еще совсем немного и…
…Чьи-то руки крепко схватили его за плечи. «Кто это?» - перед ним не было никого. И тут, откуда-то из вне, послышался голос Саске. «Наруто! Наруто! – брюнет звал его, - Наруто, очнись!» Что это? Он просит его очнуться? Но ведь он же…мертв? Невидимые руки еще сильнее сжали плечи Узумаки, заставляя почувствовать боль. И тоже была словно из другого мира, как и неожиданно холодный ветер, подувший ему в затылок. И вдруг Наруто показалось, что весь мир, находящийся перед ним, резко облек на мгновение, словно мираж, созданный великим иллюзорным мастером, но не способный существовать без него долго время; словно голограмма, потерпевшая сбой. И блондин понял, что сейчас он вовсе не несется на Девятихвостого с рассенганом в руке, а лежит в номере, в своей постели: вот он чувствует прохладу простыни под босыми ногами – сомнений нет. И еще он снова чувствует знакомые руки на своих плечах и тепло близкого тела.
- Наруто! - снова этот голос.
«Саске…»
Сделав над собой последнее усилие, блондин открыл лаза и…проснулся.

* * *
Кошмар…Это всего лишь кошмар. Холодные капли пота скатились по его спине. Кошмар…Сон… Девятихвостый не вырвался на свободу, Саске не умер. Но, если это был просто сон, почему Наруто до сих пор чувствует едкий воздух, что витал над объятой пламенем деревней? …А его рука, которой он пытался ударить рассенганом во сне, расслаблена и болит, как будто он действительно использовал эту технику? Сознание пока не пришло в норму…Такое чувство, что он все еще там. Пусть и не полностью, но где-то, какой-то частью разума, он все еще во сне…
Наруто прижимается к Учихе, сидящему рядом с ним на постели. Саске нисколько не смущается и, обнимая блондина сильнее, гладит по спине, а пряди его волос щекочут Наруто шею. Такой близкий контакт… В другое время Наруто непременно смутил бы тот факт, что Саске рядом, что он обнимает и утешает его, причем далеко не по-дружески. И, хотя сейчас блондин так же четко осознает все это, он не противится… И он не хочет, чтобы Саске ушел. После того, как Учиха вырвал его из этого больного кошмара, Наруто кажется, что, если брюнет уйдет – все повторится снова. Поэтому теперь блондин изо всех сил обнимает Саске, уткнувшись лицом ему в грудь, всем своим существом показывая, что он не хочет и не может сейчас остаться один.
Так проходит несколько минут. Дрожь в спине постепенно исчезает, так же как и ощущение присутствия в другом мире. Понемногу Наруто приходит в себя. Саске все так же обнимает его, перебирая одной рукой светлые пряди. Глупо… Неправильно… Странно… Но Наруто не хочет, чтобы он его отпускал.
«Просто чувствовать его, ощущать прикосновение его руки к своим волосам…Оказывается, это так…Приятно…»
Саске слегка отстраняется от блондина и, несильно надавив ему на грудь, опускает Узумаки обратно на кровать. Потянувшись рукой к настольной лампе, он гасит свет, и комната погружается в полумрак. Теперь, как бы ни напрягая зрение, Наруто не может увидеть выражение его лица, только черные глаза порою блестят в темноте. Поэтому блондин знает – Саске смотрит на него… Самое время сказать, но… Наруто так и молчит…
Он знает – сейчас Учиха уйдет. И вот Саске делает движенье, приподымаясь с кровати… И… не уходит никуда. Только ближе подвигается к блондину. Откинув одеяло чуть в сторону, Саске ложиться рядом с Наруто и обнимает его. Узумаки замирает. «Что он собирается снова делать? То же, что и в тот раз?» - блондин невольно краснеет от воспоминаний, но Учиха больше не делает ничего. Они так и лежат рядом: Саске – обняв Узумаки, а Наруто – бездумно глядя в потолок. И в какой-то момент блондин понимает, что ему вовсе не неловко и уж тем более не неприятно находиться рядом с Учихой. Напротив, это то, чего он желал долгое время. Именно от этого человека он всегда хотел получить внимание, именно ради этого он пытался вернуть его. Именно этого он ждал. И теперь, лежа в темной комнате рядом со своим другом, он не чувствует удивления или смущения в ответ на действия Саске. Есть только благодарность за то, что Учиха без слов сумел заставить его забыть на время о недавнем кошмаре. И за эту ласку…
Наруто перевернулся на бок и обнял Саске за шею.
Иногда молчание – так здорово...

URL
2014-02-16 в 20:09 

Яойщица Саске/Наруто
Глава 3.
На следующее утро Наруто проснулся первым. Он немного полежал на кровати, разглядывая смягчившееся во сне черты лица Саске, после встал: все-таки сам факт, что он провел эту ночь в постели с парнем, пускай ничего особенного и не произошло, не действовал на него успокаивающе. Одевшись, Узумаки как можно тише вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь. Он и не заметил, как в тот момент, когда он, отвернувшись от кровати, потянул за ручку двери, темные глаза открылись и внимательно посмотрели ему в спину.
На улице было прохладно, небо заволокли тучи, появившееся еще вчера вечером. Наруто вышел из гостиницы и, постояв немного у входа, свернул на право. Пройдя несколько кварталов, блондин остановился. Ничего не хотелось делать, никуда не хотелось идти. ОН уже пожалел, что выбрался из теплой кровати в такую рань. «Может, стоило разбудить Саске и пойти погулять вместе? Поговорить… Послушать тишину…» Наруто усмехнулся. Хотя вчерашний поступок и был переломным моментом в их отношениях, особых изменений их с Саке общение Узумаки не ожидал. Все будет как и раньше: молчание во время миссий, иногда прерываемое короткими дежурными фразами, больше похожими на приказ. В конце концов, в этом молчании - весь он. И есть вещи, которые никогда не изменятся.
Внезапно невеселые мысли Наруто оказались прерваны женским криком, доносившимся, судя по всему, откуда-то с соседней улицы. Узумаки среагировал моментально – в следующую секунду он казался на покатой крыше небольшого здания, что разделяло два квартала. Со своего наблюдательного пункта блондин сразу заметил троих мужчин, окруживших молоденькую девушку. Есть вещи, которые никогда не изменятся – и вот, одна из них. Наруто спрыгнул вниз, на пыльную дорогу и окликнул парней.
- Что еще? Запоздалый герой? – насмешливо спросил один из них, подходя ближе к юноше.
«Уроды! Они что, здесь все свихнулись? Грабить кого-то, начиная прямо с утра? Хороша деревенька, ничего не скажешь…»
Наруто приготовился к драке, мысленно прикидывая в уме, сколько секунд займет у него разобраться с этими бандитами, но тут резкая боль в области солнечного сплетения заставила его согнуться пополам.
- Что такое? – наигранно-заботливым голосом поинтересовался грабитель, - Уже больно, да? А ведь я еще даже не ударил! – на этих словах он мерзко рассмеялся. Остальные преступники с удовольствием последовали его примеру. Все трое встали вокруг Наруто и, не прекращая хохотать, с любопытством смотрели на его попытки подняться.
- Черт… - прохрипел блондин, от боли сжимая оранжевую материю куртки на груди. Кожа словно горела, глаза заволокло пеленой, а в ушах все еще звенел смех этих троих ублюдков. Но встать не было сил. И тут один из парней занес руку и со всей силы ударил Узумаки в лицо. Наруто перекатился на бок, так продолжая корчиться от внезапно появившейся боли. К взмокшему от пота лицу прилипала пыль, блондин, не выдержав, закашлял, чем еще больше раззадорил бандитов.
- Вставай! – преступник, который только что ударил Узумаки, схватил его за прядь волос и силой поставил на ноги, - Ну-ка! – и второй удар отбросил блондина на несколько метров назад. Наруто пошатнулся и упал в чьи-то руки. «Это второй», - подумал он и попытался оттолкнуть бандита. Но человек, стоявший сзади, даже не думал атаковать; он, мягко поддерживая Узумаки за локти, опустил его на землю, а сам сделал шаг вперед. И, когда в свете утреннего солнца блеснуло лезвие катаны, Наруто даже не удивился. Он как будто бы знал, что Саске придет. Но сейчас все его мысли неизменно возвращались к этой нечеловеческой боли, что прожигала его изнутри. Казалось, все его внутренности сейчас просто разорвет. Узумаки тихо застонал, привлекая внимание брюнета к себе.
- Наруто, - Учиха быстро подбежал к нему и попытался отнять руку блондина от куртки, - Тебя ранили?
Тот отрицательно мотнул головой, пытаясь сдержать рвущийся наружу стон.
- Тебе больно? – уже спокойнее поинтересовался брюнет и, не дожидаясь ответа, задрал куртку Узумаки вместе с футболкой, открывая живот Наруто.
Печать, что обычно не была видна на теле, расползлась по всему животу и сместилась выше, ближе к груди, а иероглифы, стоявшие на ней ранее, исчезли. Саске нахмурился. Как и ожидалось: печать слабеет. Но почему именно сейчас, когда нет ни запечатывающего свитка, ни шиноби-медиков, чтобы хоть как-нибудь укрепить ее.
- Наруто, - окликнул Учиха, блондин, морщась от боли, посмотрел на него, - Ты должен сосредоточиться… Печать, что сдерживает Кьюби в твоем теле, может разрушиться прямо сейчас. И я не знаю никакого способа, чтобы остановить это. Поэтому, пожалуйста… - он посмотрел Наруто в глаза, - Удержи ее!
Проще сказать, чем сделать, но… Наруто пытается. Саске видит, как хмуря его брови, искажается от боли смуглое лицо, дрожат от напряжения сжатые в кулаки руки. Брюнет бросает взгляд на печать: появляются знакомые знаки на теле, ее пара минут – и печать возвращается в свое обычное состояние, и вот – уже тускнеет, постепенно пропадая на глазах.
Наруто устало, мутными от мучавшей его недавно боли глазами, смотрит на небо, а на го висках блестят чуть заметные капли пота. Саске аккуратно приводит в порядок его одежду и помогает встать. Блондин еле держится на ногах. Тогда Учиха сажает его себе за спину и медленно идет к гостинице.
Все хорошо…
Но…
Если это еще хоть раз повторится…

Наруто пришел в себя уже в гостинице. Первое, что он увидел, открыв глаза, было взволнованное и обеспокоенное лицо брюнета, склонившегося над ним. Оно было так близко, что Узумаки невольно отшатнулся, настолько необычно было видеть беспокойство и страх за свою жизнь в чужих глазах... Особенно – в его глазах.
- Как ты? – слегка отодвигаясь, видимо, заметив, что его поведение смущает товарища, спросил Саске.
- Цел… - выдохнул блондин, - Что это…
- Было? Это печать Девятихвостого чуть было не разрушилась.
- Печать?! – глаза Наруто испуганно расширились, - Не может быть! – и он, уже не обращая внимания на отголоски недавней боли и слабость в теле, вскочил с кровати, - Я даже не начал бой! Я не был в смертельной опасности! Какого черта?! – он вопросительно и как-то зло посмотрел на Саске, словно произошедшее только что с ним было делом рук брюнета.
Тот вздохнул и повернулся к окну, напряженно вглядываясь в затянутое тучами небо.
- Теперь все намного сложнее, Наруто. Твоя печать с самого начала не было вечной, а ты еще был настолько глуп все это время, что подвергал себя опасности, без конца, не имея при этом при этом ни опыта, ни сил и заставляя Девятихвостого использовать свою чакру, чтобы только сохранить тело носителя и не умереть. Эта чакра – она как огонь. А огонь со временем прожигает даже самую крепкую сталь. И клетка твоего демона уже раскалена до предела, настолько, что ее запросто можно сломать, - Саске бросил строгий взгляд на друга, - Так что, теперь не будет иметь значения, сражаешься ты или нет. В любой момент, в любую секунду ты в опасности. Можешь больше не надеяться на печать – считай, ее не существует больше.
- Надо вернуться, - прошептал Наруто и серьезно посмотрел на брюнета, - Слышишь, Саске? Надо вернуться! В Конохе, я уверен, в Конохе Цунаде-но-бачан и другие найдут способ заточить этого ублюдка покрепче! А миссия… она…ее и так как будто вообще нет. Я даже не понимаю, чем мы тут занимаемся…
- Нет, - отрицательно покачал головой Учиха, - Мы не можем вернуться.
- Но Саске…
- Нет! – уже жестче повторил парень, - Мы не должны.
- Что? – последнее слова заставило блондина задуматься, - Не должны?...
Саске молчал.
- Ты что-то не договариваешь мне, теме! – голубые глаза яростно засверкали.
Саске посмотрел на него одним из тех взглядов, которые Наруто никогда не мог понять или опись какими-либо словами. В этот момент казалось, что брюнет просто, как и обычно, презрительно глядит на Узумаки, заставляя все его существо стремиться вперед, бороться, чтобы презрение в темных глазах сменилось признанием. Но секундою позже ко взгляду напарника примешивалось что-то неясное, что делало мутную глубину его глаз совсем теплой. И Наруто никогда не мог понять смысла таких взглядов. «Наверное, это потому, что у него такие темные глаза», - думал он. На самом деле, эта была боль, тщательно скрываемая его товарищем. И сейчас это была боль от того, что единственное, что он мог сделать… это говорить, говорить, говорить и ничего больше. Боль бездействия.
- Да, - начал он, снова отворачиваясь к окну и пряча от блондина лицо, - Есть кое-что, что я тебе так и не сказал. А именно – причина, почему мы здесь. И, хотя Какаши, Хокаге и прочие хотели, чтобы ты никогда не узнал ее, я думаю, знать это ты должен. Мы здесь не потому, что выполняем миссию Конохи, мы здесь потому, что скрываемся от страны Огня.
- Что? – полушепотом спросил Наруто, чувствуя, как голос предательски задрожал.
- Мы скрываемся от страны Огня, - повторил Саске и, помолчав немного, продолжил, - Сейчас в нашей родной и очень любимой тобой деревне идет совещание на тему: «Может ли джинчурики и дальше находится в деревне». Оно будет длиться еще два дня, и, если Хокаге не сможет защитить тебе пере законами Дайме, мы не вернемся в Коноху.
- Меня… что же... получается вышвырнули?... – с трудом сдерживая гневный крик, спросил Узумаки.
- Нет, - был ответ, - Но, поскольку ты опасен, а печать, как ты уже, наверное, понял, не удержит Кьюби, тебя обязаны были: или посадить под стражу… - и Саске помолчал, давая Наруто возможность осознать это, - Или выслать куда-нибудь за пределы Конохи и страны Огня.

URL
2014-02-16 в 20:10 

Яойщица Саске/Наруто
- Чтобы… в случае чего, разрушить другие деревни? – горько усмехнулся блондин.
Учиха грустно улыбнулся на это:
- И правда…
Некоторое время парни помолчали. Затем Саске позвал.
- Наруто…
- Что?
- Подойди, - и он поманил блондина рукой, заставляя его покраснеть от этого обращения.
- Нет, - Узумаки демонстративно отвернулся.
- Подойди, не бойся, - на лице Саске появилась легкая усмешка, - Я не собираюсь тебе ничего делать, - и добавил, уже полностью смущая блондина, - Просто обнимемся…
- Нет, - глухо отозвался Наруто, продолжая сидеть спиной к другу, - Это неправильно…
Сзади послышались шаги и две белых руки легли Узумаки на плечи. Блондин вздрогнул.
- Неправильно, да? – задумчиво повторил стоящий сзади него Саске и опустил голову, - А разве правильно то, что они сделали с тобой?

Этот день Наруто проходил словно в воду опущенный. Слова, что сказал ему Саске, никак не хотели вылезать из головы. В мыслях все еще крутились и печать, что не могла более удерживать Девятихвостого, и родная деревня, которая снова, как это было в детстве, отвернулась от него. Только, если тогда он действительно был совсем один, теперь… Блондин бросил незаметный взгляд на товарища, сидящего напротив. Саске что-то внимательно разглядывал в свитке, лежащем у него на коленях, и не обратил на Узумаки никакого внимания. «А он изменился, - подумал блондин, искоса разглядывая профиль Учихи, - Стал мужественнее, что ли… Интересно, это вообще нормально – думать об этом?» - и Наруто, густо покраснев, стал мысленно укорять себя в чрезмерной пошлости. «Секундочку… А что это я себя ругаю? Разве не Саске всегда первым ко мне лез? – и тут юноша вспомнил недавнюю сцену в Конохе, в его квартире, - Черт! Он же видел меня голым!!! Чертов ублюдок! А я его нет!» - на этом месте блондина опять бросило в краску. На сей раз от мысли о том, что ему, оказывается, невероятно нужно увидеть Учиху обнаженным. И, надо ли это считать стечением обстоятельств или нет, но именно в этот день, а точнее, уже в этот вечер, Наруто представилась такая возможность.
Итак, этим вечером, когда на улице стало уже достаточно темно для того, чтобы во всех домах загорелись огни и люди, уставшие за день от их повседневных проблем, покинули улицы деревни, Наруто, как и положено любому обычному человеку перед сном, пошел в ванную. Кто знает, чем была забита в то позднее время его голова, но ни света, горящего в ванной, ни шума воды за дверью блондин не заметил. Наверное, из-за пережитого утром кошмара и из-за рассказанной брюнетом истории он был попросту не в своей тарелке. Так, он, не замечая того, что, судя по всему, ванная уже занята, потянул за ручку двери. Зайдя в небольшое, душное от пара, помещение Наруто увидел знакомый силуэт, смутно виднеющийся через занавеску в ванной. Узумаки тут же застыл на месте, но, хотя это, по сути, было самым лучшим выходом из данной ситуации, назад так и не пошел. Бледная кожа, чуть заметно проглядывающая через полупрозрачную штору, и красивый торс брюнета намертво приковали его внимание. Наруто, чувствуя знакомое уже возбуждение внизу живота, сделал шаг назад и уперся спиной в стенку. Разумеется, это движение не осталось незамеченным, и штора, висящая в ванной, слегка отодвинулась, открывая взору стройную фигуру по пояс и темные, прилипшие от воды к щекам волосы, делающие лицо брюнета еще красивее. Наруто сглотнул, чувствуя эрекцию, появившуюся при виде обнаженных плеч и подтянутого живота друга. Саске, похоже, нисколько не смутившись, молча посмотрел на него. Затем он спросил, без улыбки, без тени усмешки:
- Хочешь ко мне? – и отодвинул занавеску до конца, словно давая возможность Наруто присоединиться.
- Что? – выкрикнул Узумаки, пытаясь не выдать появившегося в голосе смущения, отчего к его крику добавились нервные нотки, и, подхватив выпавшее из рук при виде обнаженного брюнета полотенце, спешно выбежал из ванной.
Саске улыбнулся, поглядывая в сторону только что трусливо скрывшегося парня, и, выключив воду, вышел из душа.
«Нет, ну как будто специально! Все – к одному… - лихорадочно думал Наруто, сидя на кровати и не переставая теребить в руках полотенце, - Почему он так спокоен? Как будто и не произошло ничего… И еще присоединится предлагает. Гад! Прям щас – бегу и падаю!» - но тут в голову Узумаки пришла шальная мысль, что, если быть честным, то он-то как раз и побежал бы. И единственной причиной, почему он все еще здесь, было то, что они с Саске - оба парни. И это, как он сам говорил утром брюнету – неправильно. Двое парней не должны обниматься, спать вместе, принимать душ друг с другом, а уж вытворять то, что недавно делал с ним Учиха, «правильные» парни не должны ни под каким видом! И, что еще важнее, Саске был не просто его другом, соперником, товарищем, он был его примером, тем человеком, похожим на которого Наруто всегда хотел стать. И всегда ему это не удавалось, потому, что Учиха был слишком высоко, на той ступени, достичь которую невозможно для обычного мальчишки из Конохи. И быть сейчас настолько близко к этому человеку, видеть его улыбку, чувствовать, как его руки обнимают тебя – все это было так похоже на самую сокровенную мечту, что просто не может быть реальностью.
Наруто поднял голову и увидел стоящего в дверях Саске: на нем было только полотенце, а на груди все еще блестели капельки воды. «Какая бледная кожа», - в который раз удивился Узумаки, разглядывая белые как снег плечи брюнета. Саске улыбнулся, заметив, как пристально разглядывает его друг.
- Может, оденешься? – насупившись, поинтересовался Наруто и отвернулся, давая Саске понять, что в этом полураздетом виде он интересен ему не более, чем всегда.
- А тебе не все равно? – вопросом на вопрос ответил Учиха, - Мы оба парни, чего ты стесняешься?
В его голосе послышалась усмешка, от чего блондин моментально вспылил.
- Ничего я не стесняюсь! – закричал он на парня, - Оденься, а то простудишься!
Саске улыбнулся.
- Какая забота, - и, проходя мимо Наруто к своей постели, на которой в беспорядке лежала одежда, брюнет ласково провел рукой по голове Узумаки, взъерошив ему волосы.
- Теме, я тебе не девчонка! – краснея как рак, закричал блондин и набросился на ничего не подозревающего Учиху. В следующую секунду они уже вместе оказались на полу, а Наруто умудрился заработать себе по пути огромную шишку.
- Черт, - пробурчал Узумаки, потирая голову и толкая ни в чем не повинную кровать, о которую он и ударился при падении, - Саске, теме, ну вот смотри, что ты наделал…
- Сам по сторонам смотри, растяпа, - недовольно заметил Учиха, но все-таки присел рядом с блондином, намереваясь осмотреть его голову. Тут полотенце, видимо, не выдержав последней потасовки, развязалось и незамедлительно сползло с брюнета.
- Саске! – заголосил снова Наруто, пытаясь отодвинуться от него, и снова ударился головой, - Саске, смотри! С тебя полотенце упало! Что делать?!
- Не знаю, - еле сдерживая смех, ответил Учиха, - Честно, не знаю…
- Саске! – снова его крик, - Слышишь? Оденься ты! – и блондин зажмурил глаза, да вдобавок еще и закрыл лицо руками.
Посмотрев на скрючившегося, сидящего на полу и отчаянно пытающегося не выдать своего смущения парня, Саске не выдержал и рассмеялся.
Наруто удивленно открыл глаза.
«Саске смеется? Он смеется? Он же никогда раньше не смеялся… Наверное, я снова сплю, - и он посмотрел на преобразившееся под волшебным влиянием смеха лицо брюнета, - Но этот сон мне нравится…»

* * *
Следующим утром, после холодной летней ночи солнце впервые за несколько дней по-настоящему согрело забытую всеми деревню. Радостный народ, уже порядком уставший от бесконечно-серого небо и холодного ветра, с шумом стал заполнять улицы и магазины селения. Двое молодых людей: один – стройный красивый брюнет с неестественно бледной кожей, а другой, напротив, смуглый голубоглазый блондин, - не спеша шли по дороге. На голове блондина была черная бандана со знаком Листа, что, несомненно, указывало его принадлежность к шиноби, другой не имел при себе ничего подобного. Проходя мимо местной лавки, торговавшей лапшой, брюнет замедлил шаг, а затем и вовсе остановился.
- Наруто, - негромко позвал он. Светловолосый шиноби удивленно оглянулся.
- Чего?
Брюнет кивнул на вывеску магазина.
- Не хочешь рамена?
Голубые глаза непонимающе заморгали.
- Рамена? – удивленно переспросил он.
Было десять часов утра.

- Ну, садитесь, ребята! – поприветствовал их у стойки седоволосый, но еще совсем не старый, мужчина, - Что возьмете?
Магазинчик представлял собой не что иное, как большую телегу, сделанную наподобие стойки, которая, по всей видимости, играла роль стола. К телеге прилагалась длинная переносная лавка, на которой были должны размещаться посетители. В довершение всего, над телегой был навес, на случай дождя. Словом, все в лавке тем или иным образом напоминало небезызвестный магазинчик «Ичираку» в Конохе.
Наруто, однако, вовсе не порадовало это удивительное сходство. Напротив, увидев знакомую деревянную скамью, веселое дружелюбное лицо продавца, голубые глаза потускнели, а светловолосая голова удрученно опустилась. Больно было видеть что-то, похожее на то место, куда тебе больше, возможно, не предстоит вернуться. Узумаки стоял перед стойкой уже не такой счастливый, каким он минуту назад шел по улице.
- Наруто, - окликнул его Саске, - Тебя спрашивают…
- А? – блондин поднял голову.
Продавец весело рассмеялся и снова задал вопрос.
- А… - Наруто задумался на мгновение, - С мисо. Двойную порцию.
Мужчина за стойкой кивнул и вопросительно посмотрел на Саске.
- Мне хватит и одной, - изумленно изогнув бровь, что означало искреннее удивление чревоугодию Узумаки, сказал брюнет.

URL
2014-02-16 в 20:11 

Яойщица Саске/Наруто
Когда с завтраком было покончено, и парни молча пили горячий зеленый чай из глиняных кружек, Наруто обратился к товарищу.
- Какой-то ты сегодня слишком добрый, Саске…
- О чем ты? – попытался отмахнуться от расспросов Учиха, - Я всегда такой.
- Даа… - протянул Наруто, поднося кружку с чаем ко рту, - Я заметил. Или, это тебе стало совестно за вчерашнее?
- Смотря, что ты имеешь в виду, - тихо ответил Саске.
- Ну, может то, что ты странно себя ведешь… - начал Узумаки, не замечая настороженности друга.
- Ты не слишком наглый для человека, который есть за мой счет? – без каких-либо признаков недовольства оборвал его брюнет.
- Точно! – и Наруто, развеселившись после плотно завтрака, хлопнул соседа по плечу, - Спасибо, что угостил.
- Да не за что, - вяло откликнулся Учиха, разглядывая свою кружку. И тут Наруто заметил, что Саске так и не притронулся к чаю и все это время просидел в одной позе, облокотившись рукою об стол.
- Саске, - позвал блондин, пододвигаясь к брюнету поближе, - Ты в порядке?
Напарник повернулся к нему и, ненадолго задержав взгляд на его лице, как-то раздраженно ответил:
- Да, в порядке я…
С этими словами он бросил на прилавок деньги и отошел к мосту неподалеку, пересекающему крохотную речку.
«Странный он… То целыми днями целыми днями только и делает, что бросается на меня или…в душ зовет. То вдруг уходит, не сказав ни слова. И как, спрашивается, я должен его понимать?»
- Эй, Саске! – и блондин вскочил со скамьи, бросаясь вслед за брюнетом.

Пытаясь догнать его, Наруто пересек мостик, свернул в небольшой сквер и, в результате, оказался в просторной аллее, по обеим сторонам которой росли причудливые, незнакомые блондину деревья с крупными бледно-розовыми цветами. «Надо же… В этой Богом забытой деревни и... такая красота», - Наруто, оглядываясь по сторонам, засматриваясь на цветы, побежал дальше. Скоро он заметил Саске. Тот шел вдалеке, уже совсем не торопясь, засунув руки в карманы, от чего стал совсем похож на того Саске, которого Наруто помнил еще с детства.
- Саске! – громко окликнул он.
Чуть обернувшись, брюнет бросил быстрый взгляд на Наруто, но останавливаться не стал. Проходя мимо дерева, ветки которого, усыпанные нежно-розовыми бутонами, были совсем низко, он поднял руку и сорвал один из цветов.
- Саске! – Наруто перешел на бег и, в скором времени, оказался рядом с Учихой, - Не рви цветы.
Брюнет не обратил на замечания никакого внимания. Некоторое время они шли молча, наслаждаясь тишиной солнечного дня.
- Хорошо здесь, - заметил Наруто и весело посмотрел на Саске, - Я и не ожидал, что здесь может быть так красиво.
Ему вдруг стало необычайно спокойно от этих цветов, этого чистого голубого неба и яркого солнца на нем, что все страхи и невзгоды, пускай и ненадолго, перестали существовать в его сознании отошли на задний план, освобождая место мечтам, желаниям, надежде.
Саске усмехнулся, рассматривая сорванный цветок.
- Чего смеешься, Учиха? – обиженно спросил Наруто, - Я знаю, что терпеть не можешь природу и всякие разговоры о ней, ну и что? Мне нравится, хочу – значит, говорю!
И Узумаки заложил руки за голову, мысленно ругая Саске за цинизм, а себя – за чрезмерную романтичность.
- Неправда, - отвлек его от размышлений брюнет, - Я люблю магнолии.
- Магнолии? – переспросил Наруто.
- Эти цветы, - и Саске провел нежным лепестком бутона по смуглой щеке.
Блондин вздрогнул и попытался перехватить руку. Учиха ловко увернулся от захвата и спокойно пошел дальше.
- Саске, - шепотом произнес Наруто, остановившись.
Брюнет оглянулся.
- Что?
- Мы вернемся в Коноху?
Смотрит на него. Внимательно, серьезно. Веселый и бесшабашный Наруто, что только что, минутой назад, восхищался природой, исчез, оставив вместо себя пронизанного грустью, уставшего от этой жизни, вместе с ее бесконечными проблемами и обязанностью бороться, незнакомца. И ему был нужен ответ.
- Вернемся, - твердо ответил Саске и, для большей убедительности, кивнул головой, - Вернемся.
Они и вправду должны были вернуться, в любом случае, независимо от ответа, который могли дать Дайме. Единственное «но»: при отрицательном ответе на просьбу Хокаге оставить джинчурики в Конохе как ниндзя, Наруто должен был вернуться в деревню на свою смертную казнь.

Когда над скрытым селением страны Огня повисли теплые летние сумерки, а далекой деревни, где в аллее напротив тихой прозрачной реки увели магнолии, Наруто и Саске спустились на первый этаж гостиницы и вышли на улицу полюбоваться необычайно-красным закатом, озарившим улицы.
- Класс, - оценил в своем репертуаре Наруто яркий кровавого цвета шар, полыхающий на горизонте, - Такого в Конохе не увидишь, правда?
Брюнет, который сидел неподалеку на скамейке и, похоже, ничуть не разделял восторга Узумаки, погруженный в свои мысли, только по привычке хмыкнул. Хотя, Наруто и не был нужен его ответ, как, впрочем, и дальнейшее продолжение разговора. Говорить с Саске никогда не было просто, но сейчас, когда ты видишь это красное небо, постепенно угасающее как догорающий костер, молчание только больше завораживает, заставляя сосредоточить все внимание на красивом пейзаже вдали, который ты, возможно, видишь в последний раз. Нет, Саске не сказал Наруто, что их возвращение в Коноху может завершиться его смертью, но это было ясно и без слов – по один глазам брюнета, в которых тот так старался, но не смог спрятать правду.
Так, наслаждаясь последними лучами заката и чувствуя подступающую к сердцу тоску, Наруто не хотел говорить, не хотел расспрашивать, не хотел отвечать. разговор должен был состояться – это он знал. И вот, разговор состоялся.
- Наруто, - услышал он голос Учихи, - Ты хочешь вернуться в Коноху? – и в его устах это было больше похоже на утверждение, на прямую констатацию факта, нежели на вопрос.
- Да, - Узумаки кивнул головой.
- Понятно, - брюнет посмотрел в сторону, и Наруто послышалась какая-то горечь в этих словах.
- А ты, Саске? – сам не понимая зачем, и не желая вовсе услышать ответ, спросил блондин.
- Совсем нет, - улыбнулся, как будто в его словах было что-то смешное, Саске.
- Тебя… - начал было Узумаки и замолчал.
- Что? Договаривай, раз уж начал говорить, - улыбка снова тронула губу брюнета, - Мне очень интересно услышать твою глупую «мораль», Наруто.
- Тебя совсем там ничего не держит? – тихо спросил блондин, не обращая внимания на подкол.
- Меня что-то должно там держать? – делая вид, что не понимает вопроса, поинтересовался Учиха и добавил, - Там нет никого, кто мог бы заставить меня остаться – там нет никого стоящего.
- Стоящего?... – медленно повторил Наруто, он ожидал другого ответа.
- Да, - кратко ответил Саске, глядя на блондина, что стоял перед ним, и устало произнес, - Может быть…только ты.
Эти слова, произнесенные полушепотом, показались Наруто тайной, которую он не должен был знать. Узумаки бросило в жар, и он просто замер на месте, ничего не произнося, не спрашивая и не зная, что делать дальше.
- Черт, ну вот я и сказал тебе это, уссоратонкачи, - и Наруто вздрогнул, услышав это, будто бы принесенное сюда теплым вечерним ветром из прошлого, слово, - Но это правда… Я никогда не оценю кого-то в Конохе больше тебя… Они… они все просто стандартная куча народу, со стандартными мечтами, со стандартными способностями, со стандартной жизнью. Просто серая бесполезная куча народу… Все их известные заранее поступки, слова ничуть не удивляют меня. И вряд ли смогут когда-нибудь удивить.
- Саске! – глаза блондина яростно засверкали, и Учиха, против воли, залюбовался их синевой, - Тебя куда опять понесло? Хочешь чего-то необыкновенного? Тогда ладно, давай выпустим Девятихвостого, и пускай он разнесет к чертям всю нашу деревню!
Саске засмеялся.
- Не смейся! – крикнул Наруто, - Я серьезно сейчас говорю. Я… я просто не понимаю, как ты можешь не замечать. Считаешь их обыкновенными, считаешь всех обыкновенными и даже не замечаешь, что у них внутри…
- Опять ты за свое, - заметил, выслушав его бессвязную речь Саске, - Не хочется тебя огорчать, но и внутри у них все довольно обычно.
- Саске! хватит равнять всех под одну шеренгу! – снова закричал блондин, - На свете нет никого и ничего, к чему можно было бы применить это твое излюбленное слово, «стандартный». Нас же не на заводах делают…Я хочу сказать… мы… - Узумаки бессильно замолчал, проклиная свою глупость и неумение говорить. Саске усмехнулся, заметив неуверенность друга.
- Да, - подвел итог брюнет, - Красноречием ты явно не страдаешь, - он повернулся в сторону заходящего солнца и добавил после недолгого молчания, - Но я понимаю, что ты хочешь сказать… Все люди разные, как снаружи, так и внутри, и не существует двух полностью одинаковых людей, с одинаковыми мыслями или чувствами подобно тому, как не существует полностью идентичных внешне людей: даже у близнецов есть различия. И, в довершение всего, ты, наверное, хотел сказать, что даже самые простые и приземленные мечты, которые я имею обыкновение называть стандартными, и которые есть у миллиона таких же людей по всей планете – все-таки несут в себе суть человека, поэтому становятся уникальными. И мечту нельзя называть стандартной, какой бы глупой она не была… Да, Наруто? Ты ведь мне это хотел сказать?
Он, слегка улыбаясь, посмотрел на Узумаки. Тот как-то неуверенно кивнул.
- Да…
- Я все это знаю, - Саске заложил руки за голову и облокотился о спинку скамьи, - Но то, что многие люди принимают за свои мечты желания других людей только потому, что боятся отличаться от окружающих, не делает их лучше в моих глазах. Просто трусы…
- Знаешь, Саске, - Наруто снова вспылил, - Довольно трудно говорить с тобой, когда ты считаешь меня трусом!

URL
2014-02-16 в 20:11 

Яойщица Саске/Наруто
Он подскочил к сидящему на скамейке Саске и схватил его за ворот. Тот опять усмехнулся в ответ и, отводя руку блондина от своего лица, сказал следующее:
- Тебя? Когда я говорил такое? – и, пользуясь тем, что Наруто рядом, он схватил его рукой за плечи и притянул к себе, - Я, кажется, говорил, что не оценю в деревне никого больше тебя. Ты понимаешь, Наруто? – внезапно он стал серьезен и внимательно посмотрел в глаза Узумаки, - Ты мне дороже всех…
Наруто почувствовал, как к лицу прилила краска.
- Саске… - он попытался отстраниться от брюнета и с силой уперся руками ему в грудь. Но Учиха продолжал обнимать его, также внимательно глядя в голубые глаза. А Наруто так сильно хотелось уйти – он никогда не выносил этого пытливого взгляда. Рука Саске заскользила по спине блондина, притягивая его все ближе и ближе. Узумаки почувствовал дыхание брюнета на своих губах и сдался. В конце концов, он уже давно хотел этого. Уже давно хотел поцеловать Саске. И тогда он коснулся его губ своими губами. Его поцелуй походил, наверное, на поцелуй двенадцатилетнего неумелого мальчишки: такой же робкий и несмелый. Но какое в то время им могло быть дело до этого? Саске, замерев на секунду от удивления, поспешно ответил на поцелуй. Он силой раскрыл его губы, и Наруто почувствовал, как язык Саске ласкает его небо. Это было так необычно и ново, что Наруто не смог сдержать стон, вырвавшийся сквозь поцелуй. Услышав это, Саске стал целовать его все более страстно, крепко, почти до боли обняв блондина. Оторвавшись, наконец, от покрасневших губ Узумаки, он начал покрывать поцелуями шею, виски, лицо. Все его движения: эти руки, крепко обнимающие Наруто, эти губы, жадно целующие его – словно говорили «Я так хотел этого все время, что теперь – мне не сдержаться». Испуганный внезапным порывом своего друга, Узумаки замер, продолжая по инерции обнимать брюнета. Сейчас Саске напоминал безумца, получившего, наконец, то, что заставило его когда-то сойти с ума.
«Но это же только я, да? Это только со мной, только для меня он такой», - рука Наруто легла на голову Учихи, заставляя его поднять глаза.
«Ты мне тоже дороже всех, Саске…»

* * *
Цунаде-химе, внучка Первого Хокаге и нынешний лидер Конохи медленно шла по длинному пустому коридору Резиденции. Было уже около двух ночи, и Хокаге и сама не понимала толком, как она могла так сильно задержаться в столице, где проходило собрание Дайме, с учетом того, что оно закончилось уже в десять, а на дорогу у нее всегда уходило не больше часа. Впрочем, ответ был известен, но он был так неприятен внучке Первого, что она попросту решила спрятать его где-нибудь в глубинах своей памяти и никогда более не вспоминать. Ровно, как и все события, что происходили четыре часа назад в зале заседания. Но скрипучий голос старухи-председательницы и десяти Дайме до сих пор звучали у нее в ушах.

- Вы не понимаете, на что идете! И на что толкаете свою деревню, нашу страну, нас всех! Вы хоть представляете, что из-за вас может погибнуть не только Коноха со всем ее огромным народонаселением, но и непосредственно страна Огня.
«И все из-за того, что я всего лишь хочу спасти кого-то…»
- И все из-за того, что вы хотите спасти кого-то одного!
«А ведь его жизнь…»
- …ничто по сравнению с жизнями миллионов!
«И, если так будет лучше для всех, возможно…»
- Нет, он просто обязан отдать свою жизнь!
«Нет»
- Для деревни, для Конохи…
«Нет…»
- Это не самая большая жертва…
«Нет!»
- Вы идете на это, чтобы защитить свой народ.
- Нет! – закричала вдруг, встав с места, Цунаде.
Сухонькое лицо председательницы мгновенно поморщилось, предчувствуя скандал. Старуха презрительно посмотрела на Хокаге и открыла рот, чтобы поставить ее на место. Но Цунаде не дала сказать ей и слова.
- Я не иду на это ради своего народа, вам ясно? Не иду – и точка! И, чтобы у вас не было больше надобности пытаться убедить меня в правильности этого… преступления, я объясню вам… Это человек – часть моего народа. Защищая свой народ, я защищаю и его, спасая свой народ – спасаю и его. Я отстаиваю его сейчас только поэтому – он мой человек, а я его командир. Как командир, как Пятый Хокаге я не могу допустить чтобы кто-то из моей деревни пострадал! Вам ясно?! – ее голос сорвался на крик.
В зале воцарилась тишина. Никто не ожидал такого от Хокаге. Несколько десяткой удивленных глаз устремились на Цунаде, и она поняла, какую глупость только что совершила. Кричать в таком месте… как девчонка, как ребенок, не как лидер. Она все испортила… сама.
Потом ждали два часа.
Ждали вынесения приговора.
Шизуне старалась изо всех сил подбодрить свою наставницу. Но, когда шли в зал для окончательного вынесения приказа, у Цунаде все равно тряслись руки. Она еще хорошо запомнила именно это, потому что ужасно боялась, что кто-то может заметить ее панику, и сжимала руки в кулаки со всей силы, так, что ногти впивались в кожу.
Один из Дайме зачитал приказ.
«…Узумаки Наруто остается в деревне скрытого листа как шиноби Конохи», - она очень хорошо помнит эти строки.
Вот и все, что произошло сегодня.
Уже позже, выходя из огромного бледно-желтого здания, где проходило заседание, она сказала Шизуне, что у нее есть кое-какие неоконченные дела и велела забрать сопровождающий и возвращаться одной. Сама же Цунаде осталась в городе и еще долго бродила по заполненным суетливой толпой улицам. Затем, заметив парк, она пошла туда и, сев под одно из деревьев, закрыла глаза.
«Спасен»
«Спасен»
«Спасен», - стучало у нее в голове.
Вот и все, что произошло сегодня.

Таким было то воспоминание Пятой, которое ей хотелось поскорее забыть и которое, несомненно, она никогда не забудет. Завернув с свой кабинет, Цунаде села за стол и, оглядев гору свитков, без которых теперь не обходился кабинет Хокаге, позвала:
- Шизуне!
Девушка робко выглянула из-за двери
- Раз уж ждешь меня до двух ночи, прятаться не обязательно, - сообщила Цунаде ей, - Так… если ты здесь, у меня к тебя небольшое задание.
Задание? – удивленно повторила помощница, в голове которой тут же закрутились подозрения, что Цунаде просто захотелось отпраздновать победу на политическом фронте посредством саке. Но подозрения ее не оправдались.
- приведи ко мне Хатаке Какаши, - отдала приказ Пятая.
- Вы хотите, чтобы он… Наруто… - начала Шизуне.
- Да, - коротко оборвала ее Цунаде и добавила, - Все-таки как-то спокойнее, если он будет здесь…

URL
2014-02-16 в 20:12 

Яойщица Саске/Наруто
* * *
Как приятно ощущать эту нежную кожу од своими руками, эти губы, неторопливо ласкающие твою шею, прохладный ветер, что врывается в открытое окно, раздувая занавески, и охлаждает наши разгоряченные тела. Какое наслаждение знать, что это все не оборвется и не закончится сейчас, что ты не уйдешь. Потому что я нужен тебе, правда? Ты сам так сказал.
«Ты мне дороже всех…»
Наруто слегка застонал, почувствовав руки брюнета между ног. Саске отстранился и посмотрел ему в глаза, наблюдая реакцию. Рука снова сжимает затвердевшую плоть Наруто через брюки, заставляя его откинуть голову назад и крепко зажмурить глаза, сосредотачиваясь на одних ощущениях.
Саске медленно передвигает руку на живот Узумаки, берется за край серо-зеленой клетчатой футболки, тянет ее наверх, оголяя грудь блондина, рывком срывает через голову. Немного помедлив, разглядывая обнаженный торс юноши, брюнет наклоняет голову и проводит языком от груди вниз по животу, оставляя влажную дорожку на загорелой коже. Блондин чувствует его жаркое дыхание на своем теле. Все как в тот раз, но теперь Наруто хочет, чтобы Саске тоже получил удовольствие. И он протягивает руку. Пытаясь погладить жесткие черные волосы, неумело проводит кончиками пальцев по спине. Нравится ли ему? Узумаки не имел никаких любовных связей эти три года, он абсолютно неопытен, а Саске и здесь действует умело, заставляя Наруто, как это ни смешно, чувствовать уколы самолюбия. Учиха чувствует чужие прикосновения, поднимает на Наруто голову, и кажется, что можно утонуть в этих черных глазах, которые похожи на пропасть, на бездну, и в которую так безудержно летит сейчас Узумаки, потому что не существует ничего, способного заставить его оторваться от этих глаз. Саске нежно целует его в живот, а потом обхватывает руками и, надавив всем телом, опрокидывает на кровать. Потом резко снимает с него брюки, стягивает белье, и вот Наруто уже лежит перед ним совсем обнаженный. Саске снова целует его, и под напором губ брюнета Наруто закрывает глаза, чувствуя, как руки Учихи скользят по его бедрам, а пальцы проникают между ягодиц, и Саске останавливается. Словно не зная. Что делать дальше.
- Возможно, тебе будет больно, - и от этого голоса в Наруто лишь окончательно исчезают последние сомнения. Он кивает головой в ответ на немой вопрос брюнета. Саске снова целует его: мягко, нежно – затем снимает с себя остатки одежды и опускается рядом.
- Потерпи, - просит он его и тянет за руки, сокращая расстояние между ними до предела. Через секунду Наруто чувствует адскую боль внизу спины. Саске постепенно входит в него, обнимая блондина за плечи. Наруто обхватывает спину Саске и, уткнувшись ему в шею, тщетно пытается сдержать рвущийся наружу крик. «Больно… Как больно. Разве так и должно быть?» - Наруто еще крепче прижимается к Саске, пытаясь отвлечь внимания от неприятных ощущений внизу спины. Учиха внезапно отталкивает его от себя, и блондин падает обратно на кровать, непонимающе глядя в черные глаза. Саске молча склоняется над ним и неожиданно дотрагивается рукой его эрекции. Блондин шумно выдыхает, ощущая легкое сжатие, и чувствует распространяющееся по всему телу наслаждение, притупляющее боль. Через пару минут она совсем стихает, уступая место сладкой неге, Наруто подымает затуманенные от удовольствия глаза на Саске; слегка приоткрывает губу, пытаясь сказать «Я люблю тебя», но, сбивая дыхание, не может сказать ничего. Брюнет двигается в нем все быстрее, и, когда напряжение достигает предела, опускается ему на грудь, слегка застонав, и обнимает его. Наруто чувствует что-то горячее внутри себя. Непривычное, странное ощущение… Но он не думает о том правильно ли то, что произошло сейчас или же нет, как раньше. Если тот, кто ему дорог больше всего на свете, тот, кого он так отчаянно искал все эти годы, тот, за кем гнался всю свою жизнь – если сейчас он здесь, то не имеет никакого значения, что случится потом.
В такие моменты ты просто перестаешь замечать, как обыкновенны и «стандартны» все твои мысли и говоришь «Я люблю тебя», неосознанно признавая поражения разума перед чувствами. И, лежа рядом с Саске в постели и обнимая его, Наруто понял, что давно признал это поражение.
- Наруто, - сбившимся голосом позвал его Саске, поднимая голову.
- Что?
- Если я пообещаю, что останусь с тобой. Ты можешь пообещать мне, что не вернешься в Коноху?
- Ч-что?... – все было ясно. Как Наруто и ожидал. Правительство страны Огня вынесли Конохе вердикт: убрать джинчурики. А здесь они ждут всего лишь окончательного подтверждения приказа. И Саске, конечно, все знает. И теперь он пытается спасти его.
Когда Наруто высказал все свои предположения брюнету, тот лишь слегка кивнул головой.
- Но, - начал блондин, - Если это правда, что ты сказал, то у меня нет выбора. Если Девятихвостого действительно нельзя ничем остановить…
- Я! – переходя на крик, оборвал его Саске, - Я могу остановить его! – и он зло, будто ругая за глупость, глянул на блондина.
- Саске… - удивленно прошептал Наруто, глядя в темные глаза, в которых сейчас сверкала непоколебимая уверенность.
- Я буду твоей клеткой, если нужно… - сказал он полушепотом, и в ночной тишине это прозвучало как признание в любви.

URL
2014-02-16 в 20:13 

Яойщица Саске/Наруто
Глава 4.

Это утро немногим отличалось от других: солнце так же лениво поднялось из-за горизонта, воздух, такой же холодный с ночи, как и обычно, стал медленно прогреваться, а птицы, проснувшиеся с восходом, так же как и всегда пели свою песнь. Но, проснувшись этим утром в одной с Наруто постели, Саске не смог называть его обыкновенным. Глядя на спящее лицо Наруто, на его чуть нахмуренные брови, Саске все больше убеждался в волшебстве этого момента: и раздражающие обычно трели птиц, и солнце, бившее сквозь тонкую занавеску – все это стало частью волшебства. Брюнет протянул руку к спящему рядом юноше и погладил его по волосам. Наруто сразу заворочался во сне, пробормотал что-то неразборчивое, но так и не проснулся. Саске не выдержал и улыбнулся, глядя на этого обычно такого задиристого и шумного, а сейчас напоминающего скорее маленького мальчика, парня, и придвинувшись к нему вплотную, обнял обеими руками.
- А ты выбрал весьма необычный способ его поддержать, - раздалось со стороны окна. Саске испуганно замер, осознав, что он даже не заметил чужого присутствия, и поднял глаза. На подоконнике с неизменной книжкой в руках сидел сероволосый джоунин и бывший наставник Саске.
- Да, - задумчиво проговорил Какаши, - Ты скажи, если я мешаю.
- Зачем вы пришли? – агрессивно, но не слишком громко, чтобы не разбудить Наруто, спросил Саске.
Хатаке вернулся к книге и ненадолго замолчал, еще больше раздражая брюнета.
- Ну… - окликнул его Саске.
- Ну… можете возвращаться в деревню… - ответил Какаши, наконец.
- Это я и так знаю. Какой ответ?
- Ты думаешь, что он отрицательный и поэтому я здесь? Чтобы не дать вам убежать? - и джоунин посмотрел в глаза Саске и кивнул, как будто тот что-то ответил ему, - Поэтому ты так злишься? Нет… В этом случае я попросту бы не пришел.
- Значит…
- С Наруто ничего не случится, - закончил за него Какаши, - передай это ему, когда проснется… Ты ведь ему, наверное, уже все рассказал, - и Хатаке встал, собираясь уходить.
Саске окликнул его:
- А вы разве не с нами?
Джоунин сделал наигранно удивленное лицо.
- С вами? Да что ты? Разве я буду мешать двум голубкам?
И, шагнув в залитое солнцем окно, шиноби исчез.
«Двум голубкам?» - раздраженно повторил про себя Саске. В это время Наруто заворочался у него в руках и открыл глаза.
- Охае, - сонным голосом поздоровался с брюнетом он.
Саске в ответ наклонился к его лицу и мягко поцеловал. Блондин, помедлив немного, ответил на поцелуй и обнял Учиху за шею одной рукой.
«Определенно, два голубка», - мелькнуло в голове у брюнета.

* * *
Жаркий летний вечер перегонял клубы пыли на сухой, потрескавшейся дороге, ведущей в страну Огня. Солнце близилось к зениту, и было ясно, что еще через полчаса идти будет совсем невыносимо. Жара, так неожиданно обрушившаяся на жителей деревни, клонила в сон и замутняла сознание. Саске ненавидел эту жару.
В тот день все было так же.
В тот день, когда ему пришлось вернуться в Коноху, солнце так же нещадно палило пыльную дорогу, по которой продвигалась их команда. Казалось, они шли вечность.
- Чертово солнце, - пробормотал Сейгетсу, закрывая от солнца ладонью лицо.
- Терпи уж, - откликнулась моментально на жалобу Карин, хотя и сама еле шла, непрерывно проводя рукою по лбу, убирая пот.
- Молчи! – раздраженно крикнул ей наемник, который от жары сделался еще более агрессивным, - Я это с тобой говорил, а?!
- Урод… - пошла в контратаку куноичи, но была остановлена Саске.
- Помолчите оба, мы приближаемся…
И, свернув за небольшой холм, четверо нукэнинов увидели вдали знакомую крепость и виднеющуюся скалу с высеченными на ней лицами – Коноху.
- Вот мы и добрались, - задумчиво сказала девушка, подходя к Учихе.
- Да, - откликнулся Саске, сосредоточенно глядя на деревню: что-то нехорошее вдруг у него в груди, - Ты ничего не чувствуешь, Карин?...
Вместо ответа он услышал звук взрыва, и исходил он, несомненно, из деревни.
- Что за… - прошептала девушка, испуганно глядя на столбы пыли, подымающиеся в небо над селением, - Что за ужасающая чакра? – ее взгляд словно ушел в себя под действием этой неимоверной силы, что пряталась где-то в глубинах Конохи. Впрочем, она была не единственная, кто почувствовал это.
- Будьте здесь, - услышали трое отступников голос своего командира, - А если через полчаса ничего не изменится – уходите.
С этими словами Саске скрылся в гуще деревьев, зеленым кольцом окружавших Коноху.
Больше он их не видел.

«Кто это?»
Единственная мысль, которая появилась у него в голове, когда он увидел черного, охваченного огненной чакрой зверя, иначе его было просто невозможно назвать, потому что человеком он уже точно не был. Тогда он не сразу понял, что это Девятихвостый, точнее – его копия, только по четырем хвостам сзади он смог догадаться, кто перед ним. А когда узнал, то никаких сомнений, что под всей этой чакрой, под этим безобразным кровавым покровом скрывается Наруто, не возникло. И сейчас, в этот момент, Наруто должен был умереть, потому что ожерелье Первого было в руках какой-то куноичи внизу. Стало быть, древесная техника капитана Ямамото, о которой несколько раз слышал Саске, не могла быть применена. «Так, Наруто должен сейчас умереть» - подумал Учиха, и, как только в его голове пронеслась эта мысль, Саске понял, что со смертью Наруто наверняка погибнет и он. Эта мысль была настолько глупа и нелепа, что Саске тут же, не задумываясь, отмел ее в сторону. Но она вернулась, как и все те воспоминания о годах жизни в Конохе, о команде номер семь, что он так хотел забыть. И тут, перед его взором внезапно появилось знакомое лицо, с пшеничного цвета волосами и глубокими синими глазами. В голове тут же поднялся вихрь воспоминаний, образов, слов, и все они неизменно вели к этому человеку: вот они сидят за одной партой в Академии в тот день, когда судьба свела их вместе, в одну команду; вот их первое задание и, что лучше всего помнит Саске, испуганные голубые глаза своего товарища и свой страх за него. Еще секунда и они стоят на водной глади, в великой Долине Завершения: статуи двух первых Хокаге, скалы – и сразу слышатся в голове, произнесенные по-мальчишечьи звонким и как никогда нежным голосом слова: «Ты мне как брат». И их последняя встреча - логово Орочимару. И снова океан сине-голубых глаз заставляет Саске в себе сомнение. Неуверенность, какую-то глупую радость, и вспоминать, вспоминать…
И вот, теперь все должно закончиться…
Больше ничего этого не будет. Ни синих глаз, ни глупых истин, которые, когда их говорил он, волшебным образом приобретали новый смысл, и хотелось верить в то, что «никогда нельзя сдаваться», что «ничего не может быть дороже друзей», и что «надо бороться… до конца».
И, самое главное, больше не будет существовать человека, вспоминая которого Саске понимал, что тоже когда-то жил.
Красная пелена шарингана закрыла глаза, и, через секунду, малейшая деталь мира стала четка как никогда. Посмотрев на захваченного демоном Наруто, Саске уже знал, как вернуть его.
Получится ли? Не время сомневаться.
Но он будет бороться… до конца.

URL
2014-02-16 в 20:14 

Яойщица Саске/Наруто
* * *
- Эй, Саске!
Учиха нехотя оторвался от мыслей и оглянулся на блондина.
- Что?
- Может, устроим привал?
Что это с ним? Слишком бледен… И солнце здесь, скорее всего, не при чем.
- Устал, уссоратонкачи?
- Саске! – гневный крик.
Все еще пытается показать чего он стоит, говоря его же словами? Саске видит, что он устал: вспотевшее лицо, изнуренные от жары глаза. Но если это обычная усталость, то что в этом особенного?
- Ладно, устроим привал.
Через несколько минут парни, свернув с дороги, оказались в тени леса. Недалеко через деревья просвечивало зеленое поле, а чуть дальше был слышен шум ручья. К нему и пошел Саске, оставив Наруто отдыхать в тени. Присев на корточки перед журчащим истоком, Учиха сначала умыл лицо, а потом достал пустую флягу и опустил руку вместе с ней в холодную воду. Почему-то страшно захотелось спать.
«Чертова жара».
Саске закрыл глаза и, накрыв ладонью лицо, замер на несколько секунд у источника. Окружающий его мир тут же наполнился звуками, как бывает всегда, когда закрываешь глаза, находясь в тихом лесу. Был слышен плеск ручья, шелест листьев, песня цикад и даже шум крыльев летящих птиц. И, сквозь завесу лесного шума, внезапно Саске услышал чей-то знакомый голос. Он прислушался, пытаясь понять, кто это, но голос уже затих. И вместе с ним затихли и трели птиц в роще леса, и стих ветер, и казалось, бесшумно бежала вода в ручье. На секунду Саске подумал, что это он потерял слух, потому что не было никогда такого, что бы разом исчезли из мира все звуки. Он так же сидел перед ручьем, сжимая опушенной в ручей рукой флягу, и сердце бешено стучало у него в груди. Это было единственное, что он слышал.
«Что-то должно произойти…
Все так тихо, спокойно. Когда мир так спокоен, это значит, он готовиться к чему-то…
Поэтому сейчас что-то произойдет…»
И трусливо подумал: «Скорее бы…»
Невозможно жить в ожидание.
Скорее…
И в следующий миг немую тишину леса огласил дикий крик. Как будто ожидая этого, Саске вскочил с места и, уронив флягу, наполненную ледяной водой, на песочное дно ручья, побежал в его сторону.
Этот голос ему так же был знаком.
И узнал он его сразу.
Это был рев Девятихвостого, когда он пытается разорвать печать.
«Значит, Наруто сейчас…»
Саске выбежал в поле, пересекавшее лес и словно разделяющее его на две половины. Наруто был уже там. Вопреки обыкновению, сила Девятихвостого, захватив его, не превратила Узумаки в чудовище. Это был все тот же парень с золотистыми волосами, загорелой медовой кожей и детскими еще чертами лица. Только в глазах его теперь плескалась не море, а кровь. И вокруг была эта дьявольская чакра.
- Наруто, - прошептал Саске, активируя шаринган.
Он уже не в первый раз делал это. Проникнуть в сознание джинчурики и вернуть его оттуда, усмирить силу Девятихвостого – все это было в его власти. Но сейчас, если он не поторопится, печать, итак ослабшая за последние два дня, может разрушиться. Тогда все старания будут бессмысленны. Поэтому, он должен успеть…
Темный коридор в подсознание Наруто не был таким как обычно. Вокруг: на стенах, на потолке появились тонкие трещины, через которые чуть заметно проглядывал красноватый неоновый свет. «Чакра Кьюби», - мелькнуло в голове у Саске, но он тут же отмел эту мысль. Его чакра просто не могла быть здесь – слишком велико расстояние от клетки. Но почему Саске очутился тут, в этом темном коридоре, стены которого теперь излучали зловещее красноватое сияние, в непостижимой дали от Наруто? Саске перешел на бег, но через секунду понял, что он не просто не успевает дойти до Узумаки, он даже не знает куда идти. Лабиринт перед ним расходился на множество ветвей, и ни одна из них – он знал точно – не приведет к Наруто.

URL
2014-02-16 в 20:14 

Яойщица Саске/Наруто
* * *
Школьный звонок огласил коридоры Академии. Ученики, порядком уставшие за сегодняшний день, торопливо похватав свои вещи, выбежали на улицу.
- Ну-ну, - провожал взглядом последнего ученика, спешно покидающего класс, Ирука-сенсей, - Как учится – они чуть ли не спят, а как убегать – они первые.
Никуда не торопился после звонка только Наруто. Куда спешить, если остальные не возьмут тебя в свои игры, а дома никто не ждет? Но он, так же как и все, только лишь прозвенел звонок, вскочил с места и, ловко миновав стоящего в дверях учителя, выбежал на школьный двор. Там уже собралось довольно большое количество народу: ученики Академии и их родители, видимо, пришедшие забрать своих чад из школы. Однако последние не собирались расходиться и упрямо хватались за возможность еще хотя бы полчаса провести вместе со своими товарищами, друзьями.
«А у меня никогда не было друзей»
Наруто не остановился у школьного двора, хотя, зачастую, и проводил там большую часть своего времени. Он, как и положено ребенку в столь юном возрасте, пытался найти общий язык со своими сверстниками. И, даже когда они отталкивали его, он с завидным упорством, изо дня в день возвращался на этот школьный двор, туда, где его никогда не принимали. Это было тяжело. Несмотря на беспрестанно сияющую улыбку на его лице, на его маску, как он позже понял, это было тяжело. Так, в этот день он не пошел, как всегда, к своим одноклассникам, выскользнув из кабинета, он вышел на улице и свернул за угол, направляюсь к реке. В этот день ему особенно сильно захотелось пойти туда.
К тихой спокойной, переливающейся в весеннем солнце реке.
«Там мы и встретились в первый раз, Саске. Конечно, каждый день я видел тебя в Академии, за твоей второй парте. И иногда я встречался с тобой на улице, очень редко, тогда ты проходил мимо с холодным безразличным ко всему лицом и не замечал меня. Или, как мне хотелось бы верить, притворялся, что не замечаешь. Да, мы были знакомы очень давно, Саске, но в тот день мы встретились по-настоящему…»
Парень с темными волосами, в белых шортах и черной футболке сидел на пристани, задумчиво разглядывая водную гладь и светлые лучи, пронизывающие реку. Блики воды, танцуя, играли в его глазах, и взгляд его был полон какой-то непостижимым образом знакомой Наруто грустью. Увидев его, блондин сразу узнал в нем одноклассника, но почему-то остановился и не сделал ни шагу, чтобы приблизиться к пристани. Было что-то особенное в том мальчишке, он не мог подойти, не мог вот так просто нарушить его покой. Но почему-то казалось, что там, склонив голову, недалеко, на деревянном помосте сидит тот человек, который сможет по-настоящему оценить и понять его. Потому что, она ведь похожа? Боль, спрятанная глубоко в их глазах…

Почему ты вспоминаешь это сейчас, Наруто? Ищешь доказательства тому, что ты действительно жил?
Узумаки поднял голову и посмотрел в ярко желтые с вертикальными зрачками глаза.
- Я доказательство этому! И нить нашей судьбы, одна на двоих.
Демон поднялся в клетке, стены дрогнули от одного его движенья. По воде, что залила по щиколотки пол, побежали слабые языки пламени.
«И правда… Почему я вспомнил?»
Наруто перевел взгляд на сковывающую клетку печать – она была так же охвачена пламенем. Опаленные клочки печати кружились в воздухе и, так и не успев утонуть в холодной мутной воде, догорали в полете, оставляя после себя лишь черный пепел.
И потом он снова услышал голос демона:
- Это конец, Наруто. Это конец. Я больше не буду частью тебя. Теперь все должно изменится. У тебя было время – 16 долгих лет, но ты не смог. Ты не стал сильнее, Наруто, и не доказал, что имеешь право быть моим хозяином. Если у тебя есть достаточно решимости, чтобы запереть меня в этой клетке, но не достаточно силы, чтобы удержать меня, когда она разрушиться – ты не достоин остаться в живых.
Вокруг Наруто забушевало пламя. Красные языки его лизали стены и поток, разрушая постепенно этот созданный маленьким мальчиком когда-то мир. Мир, в котором нет места солнцу, ветру, небу – мир, где есть только эти голые болотно-зеленого цвета стены, и тусклые лампы, и холодная вода на полу. Наверное, будет лучше, если этот мир исчезнет навсегда. Наруто закрыл глаза.

Все - правда.
Все так и есть.
Я не стал сильнее…
И все, на что я способен…
Страх.
Страх, который я никогда бы не признал, никогда бы не открыл никому – это и есть трусость.
«Когда я назвал тебя трусом?»
Сердце Наруто вздрогнуло. Пламя вокруг разгорелось еще сильнее и глаза демона полыхали таким же адским огнем.
«Кажется, я говорил, что не оценю в деревне никого больше тебя»
Почему я вспоминаю это сейчас? Сейчас, перед смертью… Неужели я и правда ищу доказательства того, что я когда-то жил в этом мире?
«Если позволишь… я стану клеткой для тебя»
Тогда я нашел его.
«Ты понимаешь?»
И сейчас, мне кажется, что я всегда знал это, с самого рождения, просто не признавался сам себе, что знаю…
«Ты мне дороже всех»

* * *
- Наруто! – кричал Саске, и голос эхом проносился в пустых тусклых коридорах.
- Наруто, - снова звал он, но в ответ слышал лишь тишину. Время неумолимо мчалось вперед, и возможность остановить Девятихвостого и разрушение печати исчезала на глазах. Саске сорвался с места и кинулся в другую сторону, смутно ощущая закрадывающееся в душу отчаяние. ОН уже не отдавал себе отчета в том, где он, куда бежит, вполне возможно, он двигался по кругу, обманутый иллюзией лабиринта. Но осознание того, что время неумолимо движется к концу, а он так и не сделал ровным счетом ничего, гнало его вперед и толкало в бездну сомнений, заставляя чувствовать то же, что и в ту секунду, когда он увидел окровавленные тела родителей в своем доме.
Страх, казалось оставленный где-то далеко в детстве, снова настиг его. И Саске замер, не в силах сделать малейшего движения. Разумом он понимал, что все это всего лишь гипнотическая сила Девятихвостого. Это он заставляет чувствовать его и этот страх, и эти сомнения, и слышать мерный гул за спиной, и видеть эти расползающиеся на стенах трещины. «Но почему? Почему он стал настолько силен? Я опоздал? ОН вырвался из клетки? Тогда Наруто…» - и Саске сделал шаг вперед. Знакомое имя, снова, заставило его очнуться.
«Наруто», - пронеслось у него в голове, и Саске позвал, срывая голос.
- Наруто!
- Саске… - тихо. Почти неслышно окликнули его сзади.
Брюнет вздрогнул и обернулся.
«Не может быть! Что он здесь делает?»
У стены стоял Наруто. Саске подбежал к нему и схватил за плечи.
- Наруто… - прошептал он, внимательно вглядываясь блондину в глаза, будто сомневаясь – он ли? Сзади послышался грохот, и из туннеля на них обрушился целый каскад воды. Но, в миллиметре от лица брюнета вода исчезла. Исчезли и страшные, похожие на шрамы трещины на стенах, и красное мерцание в полутьме коридора, стало тихо. И так же, как и тогда, у ручья, Саске почувствовал стук своего сердца в этой тишине и ощущение необратимости. Как будто должно было произойти что-то, ровно как и тогда. Но… ничего не происходило.
- Саске, - позвал его вдруг Наруто, и, протянув руку, схватил брюнета за рукав, - Мне страшно…
Учиха удивленно оглянулся на него: спокойное выражение лица, в глазах ничего, кроме грусти. Но страха нет.
- Наруто…
- Не важно, - парень поднял голову и неожиданно улыбнулся, - Не слушай меня. Что за глупость опять несу? – и он нервно рассмеялся, коснувшись кончиками пальцев волос, - Просто… Я никогда в этом не признавался раньше. И вот… подумал – надо сказать.
- Что ты… - недоговорил Саске, медленно сжимая его руку. Необычное поведение Узумаки сейчас пугало его гораздо сильнее мертвой тишины.
И тут сзади появился огонь. Это произошло так внезапно, что Саске еле успел отскочить в сторону, увлекая за собою Узумаки. Но пламя не прошло мимо, а продолжало надвигаться, обступая их со всех сторон. И, где-то в глубине огня, Учиха отчетливо видел два желтых глаза.
- Что это?... – чувствуя, как в жилах закипает кровь, прошептал он.
- Девятихвостый, - ответил спокойно Наруто, - он сумел разорвать печать.
- Что?!
Это был конец. Это действительно был конец, и после слов Узумаки Саске просто не знал, что надо делать дальше.
- Не волнуйся, - снова услышал он голос блондина, - На самом деле Кьюби всегда был связан со мной. Поэтому, помнишь, когда мы встретились в логове Орочимару? Поэтому он сказал тебе не убивать меня. Если я умру, он не получит свободы – он умрет вместе со мной. И еще не поздно…
- Наруто! – оборвал его Саске, - Что ты такое говоришь? Хочешь пожертвовать собой? Не смей! – и его голос сорвался на крик, - Слышишь? Не смей этого делать!
- Я же говорил, что мне страшно… Но, - и в этот момент на его губах снова появилась улыбка, хотя в глазах была боль, - У меня нет выбора.
- Всегда есть выбор…
- Когда тебе кто-то дорог, выбора что делать не остается.
И сказав это, Наруто шагнул к огню, вставшему стеной перед ними.

Да, мне страшно.
И я даже не знаю, принесет ли что-нибудь моя жертва…
Но… я не могу позволить погибнуть этому миру,
Где есть столько счастья
Где есть столько синего неба и солнца…
Где живет так много людей…
Где живешь ты… Саске.

URL
2014-02-16 в 20:15 

Яойщица Саске/Наруто
* * *
Он не знал, сколько прошло времени. Быть может – полчаса, а может – одна минута. Но когда он пришел в себя, солнце все так же ярко освещало поле, так же безветреннен был лес вокруг. Все еще слышался стрекот цикад, невдалеке шумел ручей. Саске повернул голову на бок и вгляделся в заросли высокой травы с крохотными желтыми цветками. Вставать не хотелось. Все тело разомлело и потяжелело, как бывает после долгого сна. Переборов себя, Саске поднял голову – трава закрывала обзор. Тогда он приподнялся на локтях, а затем встал, пытаясь взглядом отыскать Наруто. Сразу всплыло в памяти: Узумаки, уходящий от него в объятья пламени – и Саске похолодел. «Он ведь ушел, он действительно ушел! Теперь я вспомнил – я не смог остановить его». И тут он, наконец, увидел Наруто. Он лежал совсем близко от самого Учихи, на животе, видимо, все еще без сознания. Не обращая внимания более ни на тяжесть тела, ни на усталость, Саске в мгновение оказался рядом с ним. Что-то смутно знакомое было в этом положение тела, настолько пугающее, что Саске замер, так и не опустившись рядом с блондином. Наруто лежал, неестественно вывернув руку, а земля под его грудью была темной, словно от влаги.
- Наруто, - тихо позвал Саске, согревая себя глупой надеждой, что этот придурок сейчас очнется, посмотрит на него и засмеется, как ни в чем не бывало. И эта неестественная поза… Он всего лишь без сознания, ведь правда? А это темная земля… не обязательно пропитана кровью.
Учиха не долго стоял над ним, хотя ему казалось – прошла вечность. Он присел и перевернул Узумаки на спину, как можно аккуратнее, осторожно. На том месте, где должна была быть печать, теперь зияла огромная дыра. Рваная куртка, земля, трава – все было пропитано кровью. Наруто все еще был жив, во всяком случае - какая-то часть его. Грудь все еще слабо поднималась, пытаясь глотнуть воздуха, еще живыми были глаза, пускай и потускневшими от боли.
- Наруто… - зашептал Саске, приподымая тело и опуская его себе на колени, - Наруто, держись.
Он уже не понимал его. Глаза смотрели безумно, в них уже не было прежнего Узумаки. И залитая кровью земля, и зияющая рана в груди – все говорило о том, что его не спасти. И Саске, конечно, тоже знал это. Тогда, все его слова были бессмысленны, но он все равно шептал: «Держись, все будет хорошо. Держись» - скорее, для самого себя, чем для друга. И, когда тело в его руках замерло, а живой блеск в зрачках угас, он не выдержал.
- Наруто! – закричал он, - Черт! Ты не смеешь умирать! Ведь ты еще ничего не успел сделать! Не исполнил свою мечту – не стал Хокаге, даже не вернулся в Коноху! Ведь… ведь я еще так много не успел сказать тебе… Как ты можешь умереть, так и не узнав, что кто-то тебя любит?! – и, отпустив потяжелевшее тело, внезапно тихо прошептал, - Даже не узнав, что я тебя люблю…
А солнце все так же светило и жгло голову, как будто ничего не произошло сейчас. Как будто только что не ушел из жизни еще один человек. Как будто минуту назад мир не был на грани разрушения. Как будто этот, вроде бы такой же как миллионы других, парень не спас его только что ценой собственной жизни. Саске ненавидит это солнце. Оно светит даже тогда, когда перестал существовать самый дорогой для него человек. Он умер, так и не придя в себя, не увидев в последние минуты жизни своего друга, не услышав его слов. И, теперь, он никогда не узнает. Как и того, что Саске может плакать: скупо, по-мужски, но настоящие слезы капают сейчас с его лица. Как и того, что солнце все еще светит над Конохой, не разрушенной – живой. И, благодаря ему, всегда будет светить.

URL
2014-07-09 в 22:59 

Прошу прощения, но где Вы нашли этот фанфик ?

URL
2015-01-21 в 18:45 

Ахринеть просто супер

URL
2015-08-13 в 22:09 

жаль что конец печальный..а так супер!

URL
   

Яойные Фанфики по Наруто

главная