Яойщица Саске/Наруто
Название: Записки бродячего психолога.
Автор: yoyo-chan.
Пейринг: Саске\Наруто
Жанр: яой (по идее), местами юмор.
Рейтинг: наверное, PG-13
Состояние: закончен
Дисклаймер: все права принадлежат создателю
Предупреждение: повествование ведется от лица персонажа, придуманного мной. И, вообще, просто первый мой фанфик.
Размещение: По этому поводу ничего не написано, поэтому думаю автор не обидится если я размещу его шедевр здесь!
Глава 20

Бреду по колено в воде. Мрачный коридор. Тусклый свет лампочек. Бесконечные повороты. Настоящий лабиринт. Направо, направо, еще раз направо. Однажды я слышала, что если в лабиринте все время поворачивать направо, то можно из него выбраться.
Ксо, сколько я еще буду здесь блуждать? Казалось, время замерло в этом месте. Как я, вообще, здесь очутилась? Я же должна спать в одной кровати с Какаши… Точно, это же всего лишь сон. Не самый приятный, должна признать. Хотя бы потому, что ноги у меня мерзнут по-настоящему.
Когда-то мне на глаза попалась статья, где говорилось, что если во сне ходишь по лабиринту, значит, в жизни нет цели. До того, как я встретила Его гениальность, мне частенько снилось такое. Получается, что Учиха…
Внезапно лабиринт закончился. Я вышла в довольно просторную комнату, у которой вместо дальней стены была решетка. А за ней… сверкали два огромных красных глаза.
Я подошла ближе. Глаза, не мигая, смотрели на меня.
- Ксо, что за чушь? – пробормотала я.
Любой сон должен иметь объяснение. С помощью них наше подсознание пытается или дать нам ответ, на мучающие вопросы, или, наоборот, заставить задуматься о вещах, которые кажутся нам незначительными.
- Сама ты чушь, - по комнате прокатилось низкое рычание.
Если бы во сне можно было пережить пару десятков инфарктов, то сейчас со мной бы произошло именно это. Я испуганно отшатнулась от клетки, поскользнулась и, для полного счастья, упала. Мало того, что ударилась, так еще и окончательно намокла.
Оглушительные раскаты хохота прокатились по комнате. Лампочка под потолком закачалась. Со стен посыпалась штукатурка. Два глаза за решеткой приблизились, и я увидела… лисью морду? Да, да, самая настоящая огромная лисья морда.
- Кажется, мне пора лечиться, - вздохнула я, вставая. – Чертов Учиха, из-за него моя психика совсем расшаталась.
- Имя, - требовательно произнесла морда.
- Чего?
Обычно, снами можно управлять. Так как это всего лишь картины, подкинутые подсознанием, в них нет ничего страшного, даже если и снится кошмар. Стоит только ясно представить, что ты хочешь, чтобы произошло, так и случится. А вот когда сны становятся неконтролируемыми, значит, начались психологические проблемы.
В данный момент я как раз пыталась представить, что эта комната исчезает, уступая место какому-нибудь живописному лугу. И уж никак я не хотела, чтобы лисья морда начала со мной разговаривать. Если это произошло вопреки моему желанию… В общем, понятно.
- Слушай, - вздохнула я. – Конечно, не хочу быть грубой, но не мог бы ты исчезнуть. У меня в планах сегодня хорошенько выспаться.
- И что? – усмехнулась морда.
- Ладно, - подняла я руки. – Я вся внимание, говори.
- Что? – морда удивилась.
- Ну, ты же образ моего подсознания. Раз пришел, значит, хочешь что-то мне сказать. Например, что я сделала глупость, отказав Какаши. Или мне не надо было напиваться с Тсунаде. Я не знаю, мне ни разу до этого не снились лисьи морды, и я не представляю, что ты можешь означать.
- Лисья морда?
- Ну, я вижу только эту часть, - хмыкнула я, подходя ближе к решетке. – Но если там есть что-то еще, то извиняюсь.
- Я Кьюби! – прорычала морда.
- Мне это должно о чем-то говорить?
Да, в своих снах я не самый приятный человек, особенно, когда не могу понять, что происходит. А так как сновидение принадлежит мне, то я обычно и веду себя как хозяин положения.
- Я девятихвостый демон! – мне показалось, что морда сейчас лопнет от гордости.
Девятихвостый? Где-то я уже это слышала… Точно, Его гениальность говорил о нем.
- Я же сказала, чертов Учиха, - вздохнула я. – Видимо, подсознание решило подкинуть мне вариант, как ты можешь быть запечатан в Наруто. Мда, не самое приятное местечко.
- Имя, - потребовал Кьюби.
- Любое?
- Твое! – его рык оглушил меня.
- Зачем?
- Назови!
- Заставь, - усмехнулась я и показала ему язык.
Хе-хе-хе, вот так выглядит моя темная сторона. Она есть в каждом из нас, но большинство позволяют ей развернуться на полную только во снах.
Внезапно между прутьев решетки просунулась лапа и едва не задела меня.
- Ооо, - протянула я, отходя подальше, - еще немного и было бы плохо.
- Заткнись и назови имя! – оскалился Кьюби.
Если принять во внимание, что он – образ моего подсознания, то можно прийти к выводу, что я мучаю сама себя. Вот это поворот! Я, что, скрытая мазохистка?
- Йойо, - произнесла я.
- Фамилия!
Это требование меня ошарашило. В детстве папа однажды сказал, что мне не надо называть свою фамилию всем подряд. И с того момента я представлялась только по имени. Со временем это стало привычкой. Большинство не обращали на это внимания, и поэтому подобная «просьба» со стороны собственного подсознания несколько удивила.
- Ты и так ее знаешь, - фыркнула я.
- Назови, - рыкнула морда.
- Что-то мне это не особо нравится.
- Боишься? – он усмехнулся.
- Нет, но опасаюсь, - я скрестила руки на груди.
Вы хоть раз видели насмешливые лисьи глаза? Так вот, довольно странно зрелище. Мы несколько секунд, молча, смотрели друг на друга.
- Ладно, - вздохнула я. – Кирихара.
- Я так и знал, - довольно облизнулся Кьюби.
- Ну, конечно, знал, - фыркнула я. – Должна сказать, что ты довольно неприятный образ.
Он рассмеялся:
- Я – не образ, и не принадлежу твоему подсознанию.
Я недоуменно посмотрела на Кьюби. Вот это заявленьеце. Кажется, у кого-то началась мания величия.
- Я девятихвостый демон-лис, запечатанный в белобрысом придурке, - продолжала вещать лисья морда. – И ты находишься в его подсознании, а не в своем.
- Все, я действительно схожу с ума, - я развернулась и побрела к выходу.
- Куда? – раздался рык за спиной.
- Пойду, поищу извращенные сны Его гениальности.
- Здесь ты их не найдешь, Кирихара Йойо, - в голосе морды была откровенная насмешка.
- Рада была познакомиться, - я, не оборачиваясь, махнула рукой.
- Упрямство у вас в крови.
Эти слова заставили меня обернуться:
- У кого?
- У Кирихар, - глаза Кьюби заговорщицки блеснули.
- Ксо, - я почесала затылок. – Мне надоели эти игры. Или говори, или проваливай.
- Подойди ближе, и я расскажу, почему ты умеешь читать чужие мысли, - если бы между прутьев просунулась лапа и поманила меня, я бы ни капли этому не удивилась.
Я ни сдвинулась с места.
- Ты уже можешь видеть желания? – поинтересовался Кьюби. – Едва почувствовав сегодня твою чакру, я понял, кто ты.
Почувствовав сегодня? Секунду, секунду. Это выражение красных глаз, этот низкий рык… Глаза Нару-чана во время битвы. Рычание, которое я слышала перед тем, как отключилась. Озарение пришло очень неожиданно.
- Это ты разговаривал со мной?! – мое восклицание отразилось от стен и рассыпалось на тысячи эх.
- Теперь веришь, что я реален? – усмехнулся донельзя довольный Кьюби.
Я в секунду преодолела расстояние до решетки.
- Невероятно, - выдохнула я, по-новому оглядывая лисью морду. – Как такое возможно?
- Просто. Это клетка, где я запечатан. Она находится в сознании белобрысого придурка.
- Выходит, у Нару-чана на самом деле раздвоение личности, - пробормотала я.
- Оставь свои психологические глупости и прими этот факт как данность, - хмыкнул Кьюби.
Я на несколько мгновений задумалась. Во-первых, очень удивительно, что морда знает о том, что я психолог. Во-вторых, что дает подобный совет. В-третьих, выходит, Учиха не врал. Мой мозг начал закипать. Стоп! Действительно, подумаю об этом, когда проснусь. А еще лучше спрошу у Какаши, уж он-то должен знать.
- Ладно, - вздохнула я. – А можно мне стул?
Кьюби усмехнулся, поняв, что теперь я никуда не уйду. Между прутьев решетки просочилась красная чакра и, приняв форму стула, замерла рядом со мной. Я устало опустилась на него. Поверхность была теплой.
- Выкладывай, - собравшись с мыслями и настроившись на то, чтобы слушать очередную невероятную вещь, произнесла я.
- Да уж, Кирихары никогда не отличались тактичностью.
Чего? Да я самый тактичный человек в мире. Вместо таких слов я нахмурилась и привстала.
- Рассказываю, - тут же произнес Кьюби.
Значит, я не ошиблась. По какой-то причине лисьей морде самой очень хотелось поведать мне историю моего же семейства. Я села обратно.
- А мне казалось, что Кирихары давно вымерли, - усмехнулся демон.
- Мы живее некуда, - нахмурилась я.
- С чего бы мне начать? – задумчиво пробормотал он.
- В давние времена? – предложила я.
- Пусть будет так. В давние времена, когда ниндзя только начинали объединяться в кланы, среди них появились странные люди. Их чакра была прозрачной и практически неуловимой. Они слышали голоса в людей, когда те молчали. Они видели картины их желаний. Их имя было Кирихара. Столетия сменяли друг друга, сильнейшие ниндзя умирали и появлялись, а этот тихий неприметный клан продолжал свое существование.
- Невероятно познавательно, - скептически хмыкнула я.
- Когда другие кланы прознали о способностях Кирихар, они тут же захотели заполучить их в свою семью, - как ни в чем не бывало, продолжил Кьюби. - Но все получили отказ. На удивление миролюбивые Кирихары не хотели ввязываться в войну ниндзя. Тогда на них объявили охоту, решив стереть гордецов с лица земли. Кирихарам пришлось скрываться. Хотя это было не так уж сложно. Чакра, которую невозможно засечь. Вражеские планы, о которых они знали заранее. Спустя несколько десятков лет Кирихарам удалось бесследно раствориться среди других ничем не примечательных ниндзя.
- Обалдеть, - недоверчиво протянула я.
- Не знаю, каким образом это произошло, но большая часть клана Кирихара тайно поселилась в Конохе. Те немногие, которым по вкусу был дух странствий, отправились путешествовать. Однако, скоро первый Хокаге узнал, что в его деревне живут люди, способные читать мысли других.
- О как! – в притворном удивлении воскликнула я.
- Была заключена сделка. В обмен на то, что он будет молчать о том, что Кирихара живут в Конохе, и не будет принуждать их воевать, твои предки согласились оповещать его, если вдруг засекут враждебные по отношению к деревне мысли. Но все это длилось недолго. Кирихары знали, что соблазн использовать их слишком велик. И однажды они просто исчезли. Растворились с предрассветных сумерках, решив похоронить свои способности. Они расселились по всем странам, чтобы их труднее было найти.
- Какой поворот, - я всплеснула руками.
- Не ехидничай, - прорычал Кьюби, стул подо мной стал горячее. – Все было именно так. С тех пор Кирихары начали жить среди простых людей, запечатывая способности своих детей. Дар, не получая развития, стал постепенно пропадать. Вполне возможно, что ты единственная из клана, кто может им пользоваться.
- Уникум, - я подняла указательный палец вверх. – Что-нибудь еще?
- Что за недоверие?
- Моя семья самая обычная, - произнесла я. – Нет, конечно, немного странно, что они меня бросили…
- Сколько тебе было лет? – перебил меня Кьюби.
- Четырнадцать. А что?
- Обычная практика, - усмехнулся он. – Надо полагать, что в детстве твои способности просыпались?
Я кивнула, заинтересованно глядя на него.
- С пятнадцати до двадцати лет – период, когда дар становится активным, - произнесла лисья морда. – А кровь членов семьи провоцирует скорейшее пробуждение. Поэтому обычно вся семейка сматывается, оставив ребенка в недоумении. Конечно же, спустя пять лет происходит воссоединение, и ему все объясняют.
- Какая-то глупость, - пробормотала я.
- Свести на нет врожденные способности очень трудно, а если учесть, сколько лет твоему клану, - если бы Кьюби мог пожать плечами, уверена, он бы так и сделал.
Я прикусила губу, переваривая услышанное. Выходит, я – наследная ниндзя, если можно так выразиться. Что это мне дает? Ровным счетом ничего. Я никогда не хотела сражаться или что-то в этом духе. Прекрасно понимаю предков, решившихся на такой шаг. Кстати…
- А чем так ценны наши способности? – поинтересовалась я.
У Кьюби отвисла челюсть.
- Издеваешься? – он посмотрел на меня, как на дурочку. – Знать мысли врагов, их самые сокровенные желания. Это дает большую власть над людьми.
- И?
- Ни одну войну невозможно выиграть, если противник знает твои планы наперед.
Мда? В его словах была доля истины.
- Тогда другой вопрос, - протянула я. – Откуда ты знаешь столько о моем «клане»?
- О, это забавная история, - усмехнулся он. – Когда еще четвертый Хокаге не запечатал меня в белобрысом придурке, я встретил одного из Кирихар. Его дар пробудился, когда ему исполнилось шестнадцать, и способности уже невозможно было запечатать. Он оправился путешествовать, чтобы случайно не доставить семье неприятностей, если его вдруг обнаружат. Он и поведал мне эту чудную историю.
- А почему ты рассказал ее мне?
- Кирихары, не смотря ни на что, интересные собеседники, - хмыкнул Кьюби. – По крайней мере, лучше, чем никакие. А мне тут скучно.
Я глупо улыбнулась, сама не знаю, почему. Внезапно я почувствовала всю его горечь от заточения в подобном месте.
- Ксо, моя голова, - пробормотала я, закрывая глаза. – Сейчас просто мозг взорвется.
- Ну, так думай и приходи еще поболтать.
Я удивленно распахнула глаза.- Это приглашение? – уточнила я.
- Ночь на исходе, - усмехнулся Кьюби. – Тем более, у вас нежданные гости.
Мир вокруг начал растворяться. Все контуры смазались. Последним, что я увидела, были огромные красные глаза демона.

Я резко открыла глаза. Утреннее солнце светило прямо на меня. Я прищурилась. Все тело затекло. Перевернувшись на другой бок, я нос к носу столкнулась с Какаши. Одноглазый сонно смотрел на меня. На его лице красовалась маска. Ксо, он в ней спит, что ли? Никакой романтики.
- Доброе утро, - проворковал он.
И я тут же почувствовала поглаживание по бедру. Его пальцы скользили вовсе не по простыни, а по моей коже…
- Еще только утро, а ты уже сексуально озабочен, - я хлопнула его по руке.
Какаши ойкнул и прижал меня к себе. Я уткнулась носом ему в грудь. От него пахло первым снегом. Глупое сравнение, но было именно так.
«Утренний секс – мой выбор», - донесся до меня шепот одноглазого.
Ну точно, размечтался! Интересно, а АНБУ за нами наблюдают?
«Кажется, что-то намечается», - словно по волшебству в моей голове раздался голос Сая.
Теперь уже точно нет. Чтобы за мной подглядывали всякие маньяки… Лучше уж обламываться буду.
Какаши погладил меня по спине. Я укусила его за плечо.
«О, да мы любим пожестче», - усмехнулся он. – «Как пожелаешь, игрушка».
В том-то и дело, что никак. Я уперлась руками одноглазому в грудь и попыталась его оттолкнуть.
«И правда, сопротивление очень заводит», - довольный шепот Какаши.
«Садо-мазо? Очень неплохо», - Сай был явно возбужден.
«Коноха – рай для извращенцев» - на мой взгляд, такая бы надпись при входе в деревню смотрелась бы очень хорошо. Главное, она отражала бы суть ее жителей.
Внезапно со стороны кухни послышался грохот. Я испуганно вскрикнула. Неужели, Сай в дом пробрался, чтобы лучше видеть? Или… я содрогнулась от такой мысли… решил поучаствовать?
«Ксо, да что за облом?» - недовольно подумал Какаши.
- Пойду, посмотрю, - вздохнул он, поднимаясь.
Когда он встал с кровати, я почувствовала, что краснею. На одноглазом была ТОЛЬКО маска. Я провела всю ночь в постели с голым мужчиной…
Уткнувшись лицом в подушку, я пробормотала:
- Оденься.
«Игрушка, это такой шок?» - удивился Какаши. – «Неужели ты…»
Хорошо, что он не додумал эту мысль до конца, а то бы я в прямом смысле вспыхнула…
«Эй, куда он пошел?» - недовольный шепот Сая. – «Ксо, одни обломы».
Через несколько секунд на кухне раздались недовольные голоса. Один принадлежал Какаши, а другой, кажется, Ируке.
«Только его не хватало», - горестный вздох одноглазого.
О, вот это уже интересно. Вчерашний визит брюнета, сегодняшнее утреннее появление. Очень подозрительно. Я выбралась из кровати и тихонько пошла на кухню. Осторожно заглянув туда, я увидела весьма странную сцену.
Посреди кухни стоял Ирука и недовольно смотрел на Какаши. Одноглазый в простыне, обмотанной вокруг бедер, опирался рукой на стол и устало глядел на брюнета.
- Какого черта, Какаши? – прошипел Ирука. – Стоило тебе только уйти из деревни, тут же приволок не пойми кого.
- Иру-чан, не драматизируй, - вздохнул одноглазый.
- Скажешь, я не прав? – горько усмехнулся брюнет. – Да, она ничего, но тебе не кажется, что это слишком. Сообщница Учихи, алкоголичка…
Чего-чего? Я не алкоголичка!
- От нее так вчера перегаром разило, что я чуть не задохнулся, - продолжал Ирука мою нелестную оценку. – А ты ее еще и поцеловал.
Какаши неопределенно хмыкнул.
- Да! Я все видел! – воскликнул брюнет. – И знаешь, что?!
Одноглазый почесал затылок, сделал шаг к Ируке, молниеносно стянул с себя маску и… Грохот моей отпавшей челюсти был слышен на всю Коноху. Я прижала руки ко рту, чтобы не заорать. Какаши с Ирукой стояли посреди кухни и целовались. Да при чем так… страстно.
Руки брюнета потянулись к заднице одноглазого и крепко сжали ее. Какаши не остался в долгу. Его рука легла на пах Ируки и…
Я икнула. Ни разу не видела, чтобы люди с такой скорость отпрыгивали друг от друга. Какаши еще и маску умудрился натянуть. Я стояла на пороге и не знала, что делать. Ирука отчаянно краснел и пытался спрятаться за холодильник. Одноглазый чесал затылок и виновато смотрел на меня.
«Неплохо. Кажется, сейчас начнется жесть», - раздался заинтересованный шепот Сая.
Только его не хватало! Я медленно подошла к окну и задернула шторы.
«Ни фига не видно», - вздохнул Сай. – «Похоже, опять облом».
Я глубоко вздохнула и повернулась к Какаши и Ируке.
- Я, конечно, не настаиваю, - произнесла я. – Но не могли бы вы объяснить, что я только что видела?
- Поцелуй, - усмехнулся одноглазый.
- Между мужчинами, - уточнила я.
Какаши кивнул.
«Да какого хрена?!» - возмущенный возглас Ируки.
- Эй, игрушка, - обратился ко мне брюнет. – Запомни одну простую вещь, Какаши – мой, - Ирука приблизился ко мне и едва не ткнул в нос пальцем. – И то, что ты ночевала с ним в одной кровати, ничего не значит. Ты для него просто игрушка.
- Ирука, - протянул одноглазый.
- Шутка с игрушкой уже давно не актуальна, - хмыкнула я.
Честно говоря, я понятия не имела, что делать. То ли орать, то ли просто уйти. Мысли метались в голове, стукаясь о стенки черепа. Сейчас бы саке…
- Ты ему не нужна, - четко произнес Ирука.
- А вот ты просто необходим, - усмехнулась я.
Лучшая защита – нападение. Пока не придумаю что-нибудь другое, буду придерживаться такой линии поведения.
- Что ты имеешь в виду? – насторожился брюнет.
- То самое, - я скрестила руки на груди. – Почему он приставал ко мне? Зачем, вообще, притащил в Коноху? Почему не отказался, когда Тсунаде отправила меня к нему домой? И последнее, почему он спал со мной в одной кровати, да еще и голый?
- Просто попользоваться хочет! – воскликнул Ирука. – Поиграть! Ведь с игрушками так и поступают!
- Уверен? – приподняла я бровь.
Ирука сразу сник. Вот оно, больное место почти всех людей, когда дело касается чувств и намерений возлюбленного. Невозможно знать, что у другого человека на уме, нельзя быть уверенным на сто процентов…
- ДА! – внезапно выкрикнул мне брюнет прямо в лицо.
Я едва не оглохла.
- В таком случае поздравляю, - искренне произнесла я, ну, или почти искренне.
- Он любит меня, - чуть ли не по слогам произнес Ирука.
- Так в чем проблема? Со мной же будут просто играть, - я не собиралась сдаваться так легко. – Или ты боишься, что он заиграется?
Кажется, ревность, да и, вообще, настроение Ируки предалось мне. В любом случае, неважно, как дальше сложатся наши с Какаши отношения, этот разговор пойдет всем присутствующим только на пользу. Возможно, мы осознаем это не сразу, но время все расставит по своим местам.
- Да ему на тебя плевать! – воскликнул Ирука.
Я открыла рот для очередного ехидного замечания, как вдруг Какаши решил подать голос:
- Эй! Может, вы перестанете обсуждать меня и мои поступки?
Мы с Ирукой переглянулись и в унисон вздохнули.
- Сядьте, - одноглазый указал на стулья.
Мы так и сделали. А так как стульев было всего три… В общем, как ни крути, а мы оказались рядом. Тем более что Какаши сел напротив.
- Во-первых, Йойо, познакомься, - одноглазый указал на брюнета, - Умино Ирука – мой любовник.
Конечно, я ожидала этих слов, после всего увиденного-то, но они все равно были шоком. Я закашлялась. Какаши дождался, пока я успокоюсь, и продолжил:
- Во-вторых, Ирука, познакомься, - он указал на меня, - Йойо – надеюсь, моя будущая любовница.
От этого я чуть не свалилась со стула. И брюнет со мной на пару. Мы во все глаза смотрели на Какаши, тот довольно усмехался.
«Вот так, так. Ну, Какаши-сан дает», - шепот Сая добил меня.
- Пойду, повешусь, - пробормотала я, вставая.
- Как ни удивительно, но я с тобой, - Ирука тоже встал.
- А ну сидеть! – рявкнул одноглазый.
Мы опустились обратно.
- Чай, кофе, яичница? Думаю, нам стоит позавтракать, - Какаши буквально сиял, не обращая ни малейшего внимания на наши с Ирукой кислые мины.
Ксо, как же отвратительно начался этот день.