Яойщица Саске/Наруто
Название: Записки бродячего психолога.
Автор: yoyo-chan.
Пейринг: Саске\Наруто
Жанр: яой (по идее), местами юмор.
Рейтинг: наверное, PG-13
Состояние: закончен
Дисклаймер: все права принадлежат создателю
Предупреждение: повествование ведется от лица персонажа, придуманного мной. И, вообще, просто первый мой фанфик.
Размещение: По этому поводу ничего не написано, поэтому думаю автор не обидится если я размещу его шедевр здесь!
Глава 15

- Итачи-сан, давайте убьем эту нахальную девку, - послышался голос Кисаме.
И он говорил абсолютно серьезно. Знаете, что является первым внешним признаком неуверенности или страха? Сжатые пальцы. Так вот, после этих слов пальцы у меня сжались не только на руках, но и на ногах. На губах Итачи появилась презрительная ухмылка.
Уже давно доказано, что ничто так не заводит всяческого рода маньяков, как страх жертвы или ее сопротивление. Это только придает остроты ощущениям, будит в них азарт, практически, животный восторг. В такой ситуации есть только один выход – подчиниться требованиям маньяка, а еще лучше самому проявить инициативу. Стоит так себя повести, как они тут же теряются. Ведь для них нет ничего интересного в том, что жертва, которая должна кричать и молить о пощаде, совершенно спокойно выполняет все их требования. Если же маньяк не испугается такого поворота событий и не убежит, то надо переходить к следующему шагу. Например, посмеяться над ним. Хотя это несколько опасно. С другой стороны, если не доводить его до отчаянья своими пусть и не соответствующими истине, но оскорблениями, то все будет в порядке. В большинстве своем маньяки – неуверенные в себе люди, которые утрачивают всю свою решительность, если понимают, что перед ними сильный человек, и неважно, физически или морально.
Не знаю, насколько Итачи и его синего друга можно отнести к маньякам, но и преступники, убивающие ради удовольствия, поступают точно так же. Для них это всего лишь игра. А какой смысл в такой игре, если тебя не боятся?
Понадобилось доля секунды, чтобы все эти мысли промелькнули у меня в голове. И вот я уже примерно представляла, как мне следует вести себя дальше.
- Ну, попробуй, - усмехнулась я, глядя в глаза Итачи, но обращаясь к Кисаме. – Очень геройский поступок будет – два здоровых парня убивают слабую беззащитную девушку. Несомненно, повод для гордости.
«Испуганный кролик показывает свои зубки», - я уловила в шепоте старшего брата Саске заинтересованность.
- Нам некуда торопиться, Кисаме, - произнес он вслух. – Тем более на улице дождь.
О, точно. А как же там Его гениальность? Надеюсь, он не стоит до сих пор в переулке, дожидаясь меня. Потому что если это так, то мне точно несдобровать. И, вообще, вдруг Учиха заболеет и умрет, я не могу позволить себе лишиться такого пациента. Хотя… есть же еще Итачи, который стоит прямо передо мной и которому тоже не помешает моя помощь, ну, я так, по крайней мере, думаю.
- Ну, и что мне с тобой сделать, маленький любопытный кролик? – он провел пальцем по моей щеке.
Наверное, это звучит безумно романтично, но, уверяю вас, ничего такого в действиях Итачи и в помине не было. Тягучий низкий голос, обманывающий своей мягкостью, и алые глаза, выдающие жестокость. Огромнейшим усилием воли я заставила себя не отводить взгляд.
- У меня длинные передние зубы? Или уши торчат? – поинтересовалась я.
- Вовсе нет, - Итачи взял меня за подбородок.
- Тогда не называй меня кроликом.
Мне показалось, или его губы дрогнули в улыбке?
- Откуда ты знаешь Саске? – спросил он.
- Познакомились на улице, - хмыкнула я.
Это была чистая правда.
- Ты путешествуешь с ним?
- Возможно.
- Ты путешествуешь с ним? – Итачи сильнее сжал мое плечо.
Другой рукой он по-прежнему удерживал мой подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. Ксо, из-за их необычного цвета было очень трудно врать ему. Казалось, он видит меня насквозь. Мда, старшего брата Его гениальности трудно назвать милым и добрым человеком.
- Почему ты молчишь, кролик? – прошептал Итачи мне на ухо.
У меня дрожь пошла по всему телу. Терпеть не могу, когда так делают. Я сразу же теряюсь, и вся моя выдержка катится к чертям собачьим. Признаю, это мое слабое место.
Неожиданно лицо Итачи начало расплываться. Знакомое головокружение…
Стук капель по крышам домов. Пустынный переулок. Саске сидит в одном полотенце на ступеньках. Он обхватил колени руками и положил на них голову. В конце переулка возникает силуэт человека. Несколько секунд он смотрит на Его гениальность, а потом решительно направляется к нему. Учиха сидит в прежней позе, он не слышит приближающихся шагов. Барабанная дробь дождя заглушает все остальные звуки.
Человек подходит ближе и садится перед Саске на корточки. Болезненная нежность в ярко-голубых глазах. Печально опущенные уголки губ. Насквозь мокрый оранжевый комбинезон. Наруто искал Его гениальность не один час. Учиха не поднимает голову, несмотря на то, что теперь блондин находится так близко, что его невозможно не заметить.
Нару-чан осторожно протягивает руки и обнимает Учиху, что есть силы прижимая к себе.
- Саске-теме, как же долго я тебя искал, - шепчет он, уткнувшись в макушку Его гениальности. – Как долго…
Учиха не сопротивляется.
- Не бросай меня больше, - тихо произносит Наруто, - не бросай…
Он и не видит, что по щеке Его гениальности скатывается одинокая слезинка, смешиваясь с каплями дождя…
- Эй, кролик, ты жива? – меня довольно бесцеремонно встряхнули.
Я что-то промямлила и попробовала устроиться поудобней. Но, поняв, что голос принадлежал Итачи, резко открыла глаза. Оказалось, что я вишу у него на руках, даже не «на», а «в», в частности, в той, которой он сжимал мое плечо. Я встала на ноги и попыталась вырваться, но не тут-то было. Хватка Итачи была очень сильной. Я недовольно нахмурилась.
Так, очередная фантазия Его гениальности поставила меня в неловкое положение. Его братец вполне может решить, что я потеряла сознание из-за него, и понапридумывает себе черти чего. Ха, слишком много чести.
- Живее некуда, - усмехнулась я. – Волнуешься?
Итачи окинул меня оценивающим взглядом.
- Просто неприятно стоять с трупом в руках, - он вернул мне усмешку.
О, надо же, брат Его гениальности любит позубоскалить. Это лучше чем шепот на ухо. Слышать насмешки и подколки в свой адрес мне намного привычнее, потому что я хотя бы знаю, как вести себя в такой ситуации.
- В таком случае я преждевременно скончалась, - произнесла я. – Отпусти меня.
- Мертвые не разговаривают.
- Мда? А я тебе не обычный труп, я разговариваю.
«Вот уж точно излишне болтливый кролик попался», - донеслась до меня мысль Итачи.
- Может, мне вырвать тебе язык? – весь его вид говорил о том, что его мое мнение по данному вопросу мало интересует.
- Ну, попробуй, - пожала я плечами.
Краем глаза я заметила, что хозяйка магазина до этого тихо стоявшая в стороне и молча наблюдавшая за происходившим предпочла ретироваться с места событий. Она боком прошла мимо нас и скрылась в задних комнатах магазина. Вот мы и остались втроем. Я зажата между Итачи и прилавком, на котором лежит злополучное оранжевое касаде, предназначающееся Саске. За спиной брата Его гениальности маячит Кисаме. И никого, кто мог бы мне помочь выбраться из этой передряги. Может, Какаши услышит мой зов и явится спасать меня?
- Дерзко, - произнес Итачи. – Почему ты не сопротивляешься?
- А зачем? – приподняла я бровь. – Ведь очевидно, что это тебя заведет.
- Почему?
О, да, отлично, что Итачи задал этот вопрос. Если я ему сейчас начну все подробно объяснять, то есть вероятность, что он забудет о своем намерении лишить меня языка.
- Все до безобразия просто, - с самым умным видом проговорила я. – И если сначала у меня на твой счет были некоторые сомнения, то ты сам их развеял, назвав меня кроликом. Не знаю, замечаешь ты или нет, но со стороны хорошо видно твою манеру поведения. Ты очень пристально смотришь, будто пытаешься загипнотизировать взглядом. Словом, действуешь как удав. А я, по твоему мнению, кролик, соответственно жертва. Ничто так не заводит хищника как погоня, как сопротивление добычи, страх в ее глазах. Поэтому попытки вырваться бесполезны по определению и даже чреваты некоторыми последствиями. И, несмотря на то, что ты, возможно, меня убьешь, я не собираюсь делать ничего, что доставит тебе от этого удовольствие.
«Какой забавный кролик», - в шепоте Итачи было неподдельное любопытство.
- Тогда беги, - произнес он, отпуская меня.
- Не дождешься, - я уселась на прилавок рядом с касаде и скрестила руки на груди.
Выражение моего лица говорило о том, что если Итачи хочет, чтобы я ушла, ему придется меня отсюда вышвырнуть.
- Итачи-сан, как вы можете терпеть ее дерзость? – удивленно спросил Кисаме, подходя ближе и останавливаясь рядом с братом Его гениальности.
- Кролик права, ее неинтересно убивать, - усмехнулся он. – Но не потому, что она не сопротивляется, а потому, что она – не шиноби.
- Что? – круглые глаза Кисаме стали еще круглее.
- Она не шиноби, - повторил Итачи. – Я ведь прав?
Я коротко кивнула. К чему отпираться, если все очевидно? Наверное, будь я ниндзя, я бы действительно попыталась сопротивляться. Ну а так… невооруженным глазом видно, что силы неравны.
- Почему вы так решили, Итачи-сан? – поинтересовался Кисаме.
- Ты чувствуешь ее чакру?
- Нет.
- Вот тебе и ответ, - усмехнулся брат Его гениальности.
- Тогда кто она?
А этот Кисаме глупее, чем я думала. Какой смысл спрашивать у Итачи, кто я такая, если он не знает?Порой люди меня просто убивают своей нелогичностью. Кстати, интересно, какие отношения связывают Кисаме и братца Его гениальности? Помнится, однажды я читала, что гомосексуальность передается по наследству. Другими словами, Итачи вполне может быть геем. Он и этот синий Кисаме? Я попробовала это представить и скривилась. Ничего более извращенного, по-моему, даже Саске не привидится.
- Я психолог, - меня прямо-таки переполняла гордость.
- Кто-кто? – переспросил Кисаме.
Мда, похоже, в мире ниндзя такая профессия не распространена.
- Психолог, - повторила я.
- Неужели? – приподнял бровь Итачи.
«Маленький испуганный кролик не так прост как выглядит», - мысленно усмехнулся он.
- Ага, - кивнула я.
- И почему ты путешествуешь с Саске?
- Просто так.
- А почему он позволяет тебе путешествовать с ним?
- Мне трудно отказать, - усмехнулась я.
«Кролик чрезвычайно самоуверенна», - прошелестели его мысли.
- Девка, попридержи язык, - угрожающе произнес Кисаме.
- Мне задают вопросы, я отвечаю. В чем проблема?
В следующую секунду Кисаме уже сжимал мою шею. Я, сжав зубы, смотрела ему в глаза. Тошнота подкатила к горлу, реальность ускользнула от меня…
Комната, в которой царит приятный полумрак. Итачи стоит спиной. Длинные волосы, обычно собранные в хвост, распущенны. Он начинает медленно стягивать с себя плащ. Вот обнажается правое плечо. Его кожа похожа на мрамор, бледная, кажется, она слегка светится в полутьме. Ткань соскальзывает с левого плеча. Итачи слегка поворачивает голову и, хитро прищурившись, спрашивает:
- Хочешь?
Я нервно сглатываю и киваю. Итачи усмехается:
- Ну, так иди и возьми меня, Киса-чан…
Я пришла в себя так же резко, как и потеряла сознание. Пальцы Кисаме до сих пор сжимали мою шею. Я удивленно смотрела на него. Голова вновь начала кружиться. Ой, нет, я больше не хочу видеть фантазии синего. Что было силы, я оттолкнула его, и сама слетела с прилавка, упав за него и больно ударившись всем, чем можно.
«Странный кролик», - подумал Итачи.
Кряхтя и потирая ушибленные места, я встала и, опершись руками на прилавок, недовольно посмотрела на Кисаме.
Я-то думала, что у Итачи нетрадиционная ориентация, а тут вот как все повернулось! Интересно, а братец Его гениальности догадывается, чего от него хочет синенький? Готова поспорить, что нет, иначе бы не был так спокоен в присутствии Кисаме. А хотя… я же не видела желания Итачи, несмотря на то, что он ко мне прикасался. Что за напасть-то такая, что не ниндзя, то извращенец. Хорошо, хоть Какаши не такой, по крайней мере, хотелось бы в это верить.
- Что на тебя нашло, кролик? – поинтересовался Итачи. – Ты же не собиралась сопротивляться.
Ну, что я могла на это ответить? Ничего, кроме того, что я умею читать мысли, а раскрывать свои секрет мне не очень-то хотелось. Поэтому я, продолжая в упор смотреть на Кисаме, четко произнесла:
- Рыбья башка, дай пирожка.
Глаза синего стали размером с блюдца и теперь занимали большую часть его лица. Итачи застыл с каменным выражением лица.
«Кролику конец», - раздался в голове его шепот.
Я едва успела пригнуться, когда в меня полетела какая-то огромная штука, замотанная в белую ткань. За спиной у меня раздался грохот. Штука, брошенная Кисаме, не просто врезалась в стеллажи с тканью, из-за чего те разлетелись в щепки, но и пробила стену. Я с ужасом смотрела на образовавшуюся огромную дыру. Ну ни фига себе! Ксо… В этот раз я действительно попала.
- Кисаме, зачем ты это сделал?
- Но, Итачи-сан…
- Неважно. Кролик?
- Здесь я, здесь, - прохрипела я.
Мое сердце так бешено колотилось, что, казалось, было готово выпрыгнуть из груди. Я все никак не могла отвести взгляд от пробоины в стене. Через минуту обзор мне загородили чьи-то ноги. Сильная рука схватила меня за шкирку и, подняв, усадила на прилавок.
- Маленький испуганный кролик, - шепот Итачи привел меня в чувство.
Я резко отстранилась и едва не упала на прилавок.
- Не стоило злить моего напарника, - усмехнулся он.
Руки Итачи уперлись в прилавок по обеим сторонам от меня.
- Отвали, - нахмурилась я и попыталась оттолкнуть его.
- Ты опять сопротивляешься, - заметил он. – И этим противоречишь сама себе.
Ксо, точно. Но ведь не каждый же день в меня швыряют непонятно чем, да еще с такой невероятной силой. И не каждый день я встречаю одного из самых известных преступников в мире ниндзя. И еще Какаши…
«Холодно», - сквозь стук капель до меня донесся шепот Саске.
А! Совсем про него забыла. Конечно, Его гениальность не сделал для меня в последнее время ничего хорошего, но заставлять его мокнуть под дождем излишне жестоко. Да и вообще, надо сваливать, а то вдруг Кисаме решит повторить свою попытку.
- Мне пора, - проговорила я.
- Не торопись, кролик, веселье только началось, - голос Итачи был довольней некуда.
- Во-первых, хватит уже называть меня кролик. Во-вторых, веселиться будете без меня, думаю, твоего дружка такой расклад устроит намного больше.
За моей спиной раздался скрежет. Наверняка, это Кисаме. Но Итачи и не думал меня отпускать. Наоборот, он наклонился ко мне, едва не прижавшись всем телом, и прошептал:
- Готов поспорить, что ты нравишься мужчинам старше тебя.
- Ты меня соблазняешь, что ли? – усмехнулась я.
- Меня не интересуют кролики.
- Тогда зачем ты это сказал?
- Просто так.
И Итачи слегка укусил меня за ухо. Вот этого я ожидала меньше всего и поэтому вскрикнула. Он тихо рассмеялся.
«Забавный кролик», - раздались его мысли.
Ну все, поиграли и хватит.
- Отвали! – крикнула я ему в ухо и ударила в живот кулаком.
Ощущение было, будто врезала по стене.
- Из тебя вышла бы неплохая игрушка, - как ни в чем не бывало проговорил Итачи. – Но у меня нет времени на кроликов.
- Как и у меня нет времени на самодовольных самовлюбленных типов с неустойчивой психикой.
Итачи схватил меня за подбородок и сжал его. Пристально глядя мне в глаза, он едва слышно произнес:
- Сломить твое сопротивление очень легко, но дождь уже заканчивается, маленький испуганный кролик.
Мир окрасился в черный цвет.
Я очнулась от того, что меня окатили ледяной водой. Открыв глаза, я недоуменно посмотрела на хозяйку магазина, склонившуюся надо мной.
- Вы в порядке? – обеспокоенно поинтересовалась она.
- Бывало и лучше, - я с тихим стоном села.
Оглядевшись, я обнаружила, что сижу я ни на чем ином, как на прилавке. Под моей головой было оранжевое касаде.
- Где они? – спросила я.
- Ушли, - хозяйка поняла, кого я имела в виду.
- Чертовы Учихи, неужели они все такие сволочи?
Женщина сочла мой вопрос риторическим и просто пожала плечами.
- Они не заплатили… - хозяйка многозначительно кивнула в сторону зиявшей в стене дыры.
Ксо… Скрипя сердце я отдала ей чуть не последние деньги за ущерб, причиненный вовсе не мной. Что за подлые мужчины пошли? Вот если бы на их месте был Какаши, он бы никогда не ушел не расплатившись. Да он бы, вообще, не стал ничего ломать.
Взяв касаде, я вышла на улицу. Итачи был прав, дождь почти закончился. Только одинокие капли все еще изредка стучали по крышам.
У Его гениальности очень странный брат. Я, конечно, не встречалась еще с настоящими психами, но готова была поклясться, что Итачи к ним не относится. Сама не знаю, почему у меня сложилось такое впечатление. Ксо, психиатрия – не моя специализация, но, думаю, стоит купить пару книг на эту тему. На случай еще одной нашей встречи с Итачи. Без сомнения, он тоже очень интересный пациент. Если к тому моменту, как мы в следующий раз столкнемся, я уже разберусь с Его гениальностью, то Итачи от меня не уйти. Я довольно усмехнулась.
Последняя капля дождя упала мне на нос. Я наморщилась. Подняв глаза, чтобы посмотреть на ясное теперь небо, я застыла с открытым ртом. Прямо надо мной сияла радуга.