Яойщица Саске/Наруто
Название: Записки бродячего психолога.
Автор: yoyo-chan.
Пейринг: Саске\Наруто
Жанр: яой (по идее), местами юмор.
Рейтинг: наверное, PG-13
Состояние: закончен
Дисклаймер: все права принадлежат создателю
Предупреждение: повествование ведется от лица персонажа, придуманного мной. И, вообще, просто первый мой фанфик.
Размещение: По этому поводу ничего не написано, поэтому думаю автор не обидится если я размещу его шедевр здесь!
Глава 12

Ночная прохлада несколько отрезвила меня. Интересно, сколько сейчас времени? Часа два ночи? Или уже три? Как бы то ни было, Учиха вряд ли будет доволен, если я слишком громко заявлюсь в номер, а так оно и получится, потому что пять бутылок саке на двоих не проходят даром.
Я плотнее закуталась в касаде и потопала в сторону гостиницы. Ксо! Еще же и касаде надо будет постирать. Уверена, что совсем свести краску у меня не получится, но надо же хотя бы попытаться, чтобы совесть была чиста.
Несмотря на поздний час на улице было полно народу. Парочки нежно обнимались, даря другу робкие поцелуи. Компании шумели и веселились, наслаждаясь темным временем суток. Люди, шедшие в одиночестве, в большинстве своем были пьяны. По всей видимости, я принадлежала именно к ним. Хотя, мою степень подпития даже при всем желании невозможно было сравнить с состоянием некоторых из них.
«Не девушка, а сплошная загадка», - послышался шепот Какаши.
Отлично! Именно то, что нужно. Можно сказать, что задачу первостепенной важности – заинтересовать одноглазого – я выполнила.
«Надо же было напиться до такой степени, что бы в обморок упасть», - вздыхал Нару-чан.
Так, а вот блондин, похоже, считает меня законченной алкоголичкой. Или злится, что я все внимание уделяла Какаши? Не переживай, Наруто, пусть тебя греет то, что все мысли Учихи посвящены тебе. Я не смогла сдержать усмешку. Кстати, что-то Его гениальность не слышно, неужто заснул? Или Карин его до смерти зацеловала? Бездыханное тело Саске все в засосах, что может быть романтичнее, особенно посреди ночи? Надеюсь, он не валяется прямо посреди номера, а то еще запнусь.
«Йойо?» - раздался удивленный шепот у меня в голове.
Я ошарашено оглянулась. Неожиданным было не то, что кто-то в этой деревне узнал меня, а то, что голос принадлежал… маме. Несмотря на то, что я не слышала его уже четыре года, я бы никогда в жизни не перепутала его ни с каким другим. Застыв посреди улицы, я напряженно вглядывалась в толпу. Темнота и мое не совсем трезвое состояние изрядно мешали. Может, все-таки показалось? Чего только не померещится с перепоя. Ксо!!! Нет! Я не настолько пьяна.
В немом отчаянии я прикусила губу. Это был мамин голос, и, не взирая на обиду за то, что она меня бросила, я хотела ее увидеть. Пока что просто увидеть. Конечно, я знала, что только этим дело не ограничится, что я обязательно подбегу к ней, обниму, а потом начну приставать с расспросами, но это ничего не меняло. Для начала мне надо было ее найти.
Вдруг среди праздно шатающихся людей мелькнул знакомый силуэт. Это была мама, и судя по тому, с какой скоростью она двигалась, родительница намеревалась сбежать. Ну уж нет, в этот раз я тебе не позволю! Я кинулась следом.
«Такая большая стала», - с нежностью подумала мама.
Ну еще бы! Как никак четыре года прошло, если ты не заметила. Я тебе покажу, насколько я выросла, в частности, насколько увеличился мой словарный запас по части матов. Уверена, ты будешь удивлена, но сомневаюсь, что приятно.
На долю секунды мама обернулась, ее глаза наполнились испугом, когда она увидела, что преследую ее. Она прибавила скорости и теперь бежала, отталкивая со своего пути зазевавшихся прохожих. Я не отставала. Ненавижу бегать, но ради такого дела постараюсь. Родительница свернула в ближайший переулок, я последовала за ней.
Не знаю, сколько времени мы носились по деревне. Все остатки саке уже давно выветрились из моего организма, касаде съехало с плеч, волосы растрепались. Мама же оказалась на удивление шустрой, да и вообще выглядела она так, будто для нее наматывать неизвестно какой круг по одним и тем же улицам не составляет особого труда. Я, упрямо сжав зубы, и не думала сдаваться. Скоро должно открыться второе дыхание, и тогда кому-то несдобровать.
«Йойо, когда ты уж отстанешь?» - в шепоте послышалась какая-то обреченность.
Никогда! Чуть не довели меня своим поступком до нервного срыва, а теперь недовольны. Наверняка, и папа с бабушкой где-то здесь. Вот я вам всем устрою, всем достанется. В моей голове уже начала складываться пламенная речь, которая будет выражать мою злость и горечь. План мести моему семейству уже практически созрел и выглядел очень изощренным. Спасибо Учихе, хоть какая-то от него польза.
Мама скрылась в очередном переулке. Я довольно усмехнулась. Мы пробегали мимо этого места уже раза четыре, там был тупик. Чуть ли не сияя от радости, я влетела вслед за ней. И остановилась как вкопанная. Тупик был, мамы не было. Я внимательно оглядела проулок. Ни одной двери, а стены слишком высоки, чтобы перелезть через них за такое короткое время, да на них и выступов-то никаких нет. Но факт оставался фактом – переулок был пуст, если не считать меня и моего шумного дыхания.
Спокойно, если услышу мысли мамы, то, возможно, смогу узнать, где она скрылась. Ксо, я же еще ни разу не пыталась целенаправленно подслушать чьи-то думы, все выходило само собой. Надо сосредоточиться, все когда-нибудь бывает впервые. Глубокий вдох, чтобы унять бешено колотящееся сердце. Медленный выдох, чтобы хоть немного восстановить дыхание. Закрыть глаза, так легче взять себя в руки.
Тихий гул тут же наполнил мое сознание. Обрывки чьих-то фраз, разнобой голосов. Я сглотнула. Я слышала мысли всей деревни, не совсем четко, но тем не менее. Довольно масштабно для меня, знаете ли. Ощущение покалывания на кончиках пальцев. Такое чувство будто стоишь посреди улья. Я даже примерно могла указать направление, откуда доносился тот или иной шепот. Отлично. Именно это мне и нужно. Теперь надо попытаться найти среди них маму. Прошла минута – ничего, еще пять – тот же результат, еще десять – никаких изменений. Только мысли абсолютно чужих людей. Желания и мечты незнакомцев, до которых мне нет дела. Среди их беспорядочного бормотания ни единого намека на такой хорошо знакомый голос. Пустота… Будто мама растворилась, ее поглотил их невнятный шепот. Будто она была лишь игрой моего воображения.
- КСООО!!! – заорала я. – МАМА!!!
Тишина, в которой эхом отдается мой крик.
- НЕНАВИЖУ!!!
«Я тоже тебя ненавижу, Йойо», - шепот обжег холодом.
- ЧТО?! – воскликнула я, подпрыгнув от неожиданности.
Я напряженно оглядывалась в поисках мамы, «произнесшей» эту фразу. Но нигде не было ни малейшего признака ее присутствия: ни в переулке, ни на улице за моей спиной.
«Не ищи нас», - донеслось до меня. – «Убирайся отсюда и забудь, что когда-то, вообще, знала нас».
Безразличие, наполнявшее каждое слово, заставило меня содрогнуться. Даже презрительные замечания Учихи были не так жестоки. Неужели мама сказала подобное.
«Проваливай», - ветер донес до меня слабый отголосок ее мыслей.
Это было слишком. Я не смогла придумать ничего лучше, чем упасть на колени и расплакаться от безысходности. Даже не расплакаться, а разреветься. Как маленькая. Как девочка в красном кимоно, бившаяся в истерике посреди толпы безразличных людей. С той лишь разницей, что теперь на мне было касаде преступника, и я была старше на тринадцать лет. Ничего не изменилось. Я плакала, чуть ли не воя от горечи, оставлявшей неприятный привкус во рту. Не сдерживая всхлипов и отчаяния. Не пытаясь остановить рвущиеся наружу проклятья.
Не знаю, сколько я прорыдала прежде чем на смену слезам пришел смех. Безудержный хохот человека, близкого к помешательству. Ксо… Хреновый из меня психолог, даже со своими проблемами разобраться не могу… Меня так это развеселило, что я зашлась в новом приступе хихиканья. Родители меня кинули, а я думаю только о том, как бы заставить Учиху признаться, что он испытывает к Наруто. Или как окончательно взорвать мозг Карин. Или убеждаю Сакуру в том, что ее чувства к Саске – просто самовнушение. Или усиленно очаровываю Какаши. Или пытаюсь выведать секрет Нару-чана. Да какое мне до них, вообще, дело? Как мне в голову пришло связаться с Учихой? Мой смех становился все тише и тише, пока не перешел в плач. Безудержный и надрывный. Кажется, я начала сходить с ума. Я невесело хохотнула.
А слезы продолжали катиться по щекам. Мокрые дорожки смешать в одну. Я больше не всхлипывала и не смеялась. Я плакала тихо, будто не решаясь еще раз показать мрачным стенам переулка, насколько мне плохо. Как мне больно и… страшно. Страшно не от того, что «сказала» мама, а от того, как именно она это «произнесла». Я оказалась не готова к такому повороту событий. Отчего-то мне казалось, что родители будут счастливы, когда я найду их, но, выходит, я ошибалась. И мне дали это понять, причем, весьма жестоко.Беззвучные рыдания больше не сотрясают тело, потому что оно устало. Мрачные мысли не терзают измученное сознание. Я не плачу, просто сижу в богом забытом переулке неизвестной деревни и безразлично смотрю в землю. Серая пыль намокла и стала черной. Надо же, целое озеро выплакала. Давно со мной такого не было. Но от этого не стало легче. Просто стало немного пусто в душе. Возможно, было бы лучше еще четыре года назад смириться с потерей семьи?
Последний раз горестно вздохнув, я с трудом встала. Ноги от долгого сидения на них затекли. Несмотря на то, что случилось, не могу же я ночевать посреди улицы. Надо идти в гостиницу к злобному неудовлетворенному Учихе. Слегка пошатываясь, я вышла из переулка и подбрела по дороге.
Ночной воздух холодил щеки, глаза опухли от слез. Ничего уже не изменить. За четырнадцать лет совместной жизни мама показала мне, что не бросает слов на ветер. В этот раз ее тон был лучшим показателем того, что она говорила абсолютно серьезно.
И только тут я поняла, что в шепоте мамы, доносившемся до меня, была одна странность. Ее фразы… Создавалось впечатление, что она знала, что я могу читать ее мысли, и обращалась напрямую ко мне. Никаких «как же она достала» и «пусть она убирается отсюда», мама думала так, будто разговаривала со мной, стоя лицом к лицу. Да уж, это тебе не «слава богу, доченька». Интересно, когда это ее отношение ко мне успело так кардинально измениться? Может, родители следили за мной и видели, что я вытворяла? А вела я себя далеко не как ангел. Возможно, сегодня мама увидела меня, когда я сидела в баре с тридцатилетним мужчиной и, строя ему глазки, беззаботно напивалась? И это стало последней каплей? Что ж, выходит, Какаши теперь просто обязан пригласить меня на свидание, и это минимум.
Вообще, если подумать, то очень хорошо, что я девушка. Поплакала и легче стало. А мужчинам, чтобы снять стресс, надо или подраться, или напиться. Вот оно, различие в психике. Везде есть свои плюсы.

Я тихонько открыла дверь номера. Негромкий размеренный храп возвестил о том, что Учиха дрыхнет без задних ног. Значит, все-таки сумел отбиться от Карин. Я на цыпочках вошла внутрь, прикрыв за собой дверь.
Неслышно подкравшись к футону Саске, я уставилась на спящего парня. Его гениальность был мил и безмятежен, если не считать нахмуренных бровей. Ксо, он даже во сне расслабиться не может, все о мести, поди, думает. Хотя, нет, сейчас же у него по плану очередная эротическая фантазия. Может, Наруто сопротивляется?
Кстати, а почему, когда я зашла, Учиха не проснулся, не выхватил свой Кусаги и не начал рубить меня на кусочки? Или не поприветствовал меня Чидори? Он же мне упорно доказывал, что он гениальный ниндзя, и к нему невозможно подобраться незаметно, его сон чуток, а реакция быстра. Что-то незаметно. Я вот уже минуты три стою и сверлю его взглядом, а Саске храпит, как ни в чем не бывало. Думаю, завтра утром я поделюсь с ним этим интересным фактом.
Вообще, сейчас я могла сделать одно из двух: или спокойно лечь спать, или же сделать какую-нибудь мелкую пакость Его гениальности. Ммм, если принять во внимание то, что он испортил мое выступление, пожалуй, я остановлюсь на втором варианте. Осталось только придумать, как именно будет выглядеть моя месть. Наверное, что-нибудь безобидное, чтобы Учиха не сильно разозлился, но, в то же время, нечто, что точно его зацепит… Наруто? Да!
Опустившись на колени рядом с Саске, я склонилась над ним и прошептала прямо в ухо:
- Нару-чан очарователен… и у него невероятно мягкие губы.
- Чего? – резко вскочил Учиха, чем чуть не довел меня до инфаркта.
- Спокойной ночи, милый, - и пока он сонно моргал, я быстро чмокнула его в щеку.
У Саске был такой растерянный вид, что у меня на глазах практически навернулись слезы умиления. Какая прелесть. Усмехнувшись, я встала и подошла к своему футону.
- Повтори, что сказала, - потребовал Его гениальность.
- Спокойной ночи, милый, - я скинула касаде и с наслаждением залезла под одеяло.
- До этого.
- Только это, и ничего больше. Может, тебе послышалось, или приснилось. Отголоски фантазии, так сказать, - зевнула я.
Учиха фыркнул и лег, завернувшись в одеяло с головой.
«Завтра убью за то, что разбудила», - недовольное ворчание Его гениальности.
Я закрыла глаза. До момента моей преждевременной кончины я была намерена поспать, а завтра…
Завтра будет новый день, в котором не найдется места исчезнувшим родственникам. Просыпающееся солнце сожжет все воспоминания о них, а утренний ветерок развеет пепел по неизвестным мне дорогам. Роса смоет следы их присутствия в моей жизни, а туман скроет от посторонних мою печаль. Завтра я проснусь с обычной улыбкой на губах и запасом ехидных замечаний в голове. Никто не заметит, что кусочек моего сердца раскрошился в пыль. Я буду весела и беззаботна, потому что не пристало горевать о тех, кто бросил тебя. Я не Учиха – я смогу простить тех, кто предал, и не Наруто – я сумею отпустить тех, кто не хочет быть рядом… Все-таки хреновый из меня психолог…